Удивительный мир Джеймса Хэрриота

Джеймс Хэрриот — О всех созданиях – прекрасных и удивительных

99 Пожалуйста дождитесь своей очереди, идёт подготовка вашей ссылки для скачивания.

Скачивание начинается. Если скачивание не началось автоматически, пожалуйста нажмите на эту ссылку.

Описание книги «О всех созданиях – прекрасных и удивительных»

Описание и краткое содержание «О всех созданиях – прекрасных и удивительных» читать бесплатно онлайн.

«О всех созданиях – прекрасных и удивительных» – продолжение записок английского ветеринарного врача Джеймса Хэрриота «О всех созданиях – больших и малых», снискавших большую популярность как среди широкого круга читателей, так и среди специалистов.

В 1937 году вчерашний студент Джеймс Хэрриот начал самостоятельно работать в городке Дарроуби, затерянном среди холмов сельского Йоркшира. Времена были тяжелые. Ему пришлось оставить свою мечту о работе с мелкими животными в городских условиях и поступить помощником к Зигфриду Фарнону, уже практикующему ветврачу, который был всего на несколько лет старше него. К своему удивлению, Дж. Хэрриот скоро убедился, что в труде сельского ветеринарного врача обрел свое призвание. Он полюбил Йоркшир, полюбил его суровых трудолюбивых жителей и нашел там свое семейное счастье.

В предлагаемой книге, по сравнению с предыдущей, большее место уделено мелким комнатным животным – собакам, кошкам, птицам. В наш век урбанизации мы все реже общаемся с природой, все больше дистанция, отделяющая нас от нее. Как бы компенсируя этот разрыв, человек заводит животных у себя дома, в квартире. Они приносят ему много хлопот, отнимают у него массу времени, и тем не менее с каждым годом их становится в городах все больше и больше. Почему? Вот на этот вопрос и отвечает Джеймс Хэрриот.

Написана книга с большим юмором, учит добрым чувствам и приобщает читателя к «тяжелой, честной, чудесной профессии» ветеринарного врача.

О всех созданиях – прекрасных и удивительных

С любовью посвящаю моей жене и

моей матери в милом старом Глазго

Делать этого, конечно, не следовало, но старая гуртовая дорога властно меня манила. После утреннего объезда следовало торопиться в приемную, однако широкая зеленая тропа так чарующе вилась по вершине среди вереска между осыпающимися каменными стенками! И я сам не заметил, как вышел из машины и зашагал по жесткой упругой траве.

Однако стенка отгораживала дорогу от крутого склона, а внизу вдали в зеленой складке холмов прятался Дарроуби. В ушах у меня гремел ветер, но я сел, прислонился к серым камням, и ветер превратился в чуть слышный шепот, а лицо мне согрело весеннее солнце – не жгучее, не жаркое, а золотистое, теплое, каким оно бывает только под защитой каменной стенки в Йоркшире, над которой поет ветер.

Я вытянул ноги и раскинулся на дерне, щурясь в сияющее небо, купаясь в блаженном забвении остального мира с его заботами.

Для меня это состояние было – и остается сегодня – особой радостью: это нежелание спускаться с вершин, это потребность выбраться из стремительного потока жизни и несколько секунд побыть на его берегу никуда не торопящимся, посторонним зрителем.

Так просто! Лежать одному в тишине там, где только ветер вздыхает и посвистывает над пустынным простором, а высоко-высоко в необъятной голубизне нескончаемо звенит веселая песенка жаворонков.

Впрочем, спускаться вниз в Дарроуби тоже было очень приятно, даже тогда, когда я еще не был женат. Ведь до того, как Хелен вошла в мою жизнь, я уже работал там два года; Скелдейл-Хаус стал для меня родным домом, а двое его незаурядных обитателей – моими друзьями. Меня ничуть не угнетало, что братья были заметно талантливее меня. Зигфрид – непредсказуемый, импульсивный, щедрый сердцем. Мне очень повезло с моим партнером. Откуда у меня, городского мальчишки, хватило бы дерзости наставлять потомственных фермеров, как ухаживать за их больной скотиной, если бы я не находил опоры в его знаниях и руководстве? И Тристан, шалопай, как его называли, но какая умница, какая широкая натура! Его юмор и жизнелюбие вносили много света в мою жизнь.

А я все время набирался практического опыта в дополнение к теоретическим знаниям. Костяк сухих фактов, которые я задолбил в колледже, обрастал живой плотью, и во мне росла чудесная уверенность, что именно это мне и нужно, что я нашел свое призвание.

Минут через пятнадцать я поднялся на ноги, неторопливо потянулся, глубоко вдохнул хрустального воздуха и побрел к машине, чтобы по петляющей дороге спуститься в Дарроуби, от которого меня отделяло шесть миль.

Когда я затормозил у чугунной ограды, где сбоку от прекрасной двери XVIII века медная дощечка с фамилией Зигфрида кривовато висела над моей, я взглянул вверх, на стену высокого старинного дома, на плющ, буйно вьющийся по изъеденному временем и ветрами кирпичу. Белая краска на дверях и оконных рамах облупилась, плющ следовало бы аккуратно подстричь, и тем не менее у этого здания был свой стиль – непреходящее безмятежное изящество.

Но мои мысли в эти минуты занимало совсем другое. Тихонько ступая по цветным плиткам пола в коридоре, я бесшумно добрался до поворота в длинную пристройку к заднему фасаду. И как всегда ощутил переполнявший ее запах нашей профессии – запах эфира, карболки и душистых порошков, которые мы подмешивали в лекарства для рогатого скота, чтобы сдобрить их вкус. Порошки эти обладали таким букетом, что и сейчас, стоит мне его вдохнуть, как я переношусь на тридцать лет назад в прошлое.

А в этот день восприятие было тем острее, что цель моего появления там была не вполне невинной. Последний отрезок коридора я прошел уже на цыпочках, быстро свернул за угол и юркнул в аптеку. Затем бесшумно открыл дверцу шкафчика и выдвинул ящичек. Я был твердо уверен, что Зигфрид спрятал в нем запасной копытный нож, и чуть было не испустил торжествующий смешок, когда ожидания меня не обманули. Вот он! Новехонький, с наточенным сверкающим лезвием и полированной деревянной ручкой.

Моя рука уже потянулась к нему, но тут у меня над ухом раздался гневный вопль:

– А, попался! На месте преступления, черт подери!

Зигфрид, который, по-видимому, возник прямо из пола, метал в меня молнии.

Потрясение было столь велико, что нож выпал из моих дрожащих пальцев, и я прижался к бутылкам с формалиновой смесью.

– А… Зигфрид… добрый день, – выдавил я с вымученной улыбкой. – А я как раз собрался к Томпсону. К его лошади. Ну, да вы знаете: у нее копыто загноилось. Мой нож куда-то запропастился, вот я и решил взять пока этот.

– Слямзить решили, так вернее будет! Мой запасной копытный нож! Право, Джеймс, для вас нет ничего святого!

От смущения я еще раз улыбнулся.

– Ну, что вы! Да я бы сразу положил его на место.

– Расскажите вашей бабушке! – произнес Зигфрид с горькой усмешкой. – Больше бы я его не увидел, как вы прекрасно знаете. И вообще, где ваш нож? Забыли где-нибудь на ферме, так?

– Ну-у… По правде говоря, я подрезал копыто коровы Уилли Денхолма, а когда кончил, положил нож и, наверное, забыл его захватить с собой. – Я беззаботно засмеялся.

– Но, боже мой, Джеймс! Вы вечно забываете инструменты! И выходите из положения, похищая мои! – Он вздернул подбородок. – Вы представляете себе, во что мне это обходится?

– Но ведь мистер Денхолм, конечно же, вернет нож, как только приедет за чем-нибудь в город.

Зигфрид удрученно кивнул.

– Не исключено. Да, не исключено. Но с другой стороны, вдруг он решит, что лучшего ножа, чтобы резать прессованный табак, не найти? Вспомните-ка комбинезон для отелов, который вы позабыли у Фреда Добсона? Снова я его увидел только через полгода – на старике Фреде! Он еще сказал, что лучшей одежки, чтобы жать в мокреть, и не придумаешь.

– Я помню. И искренне сожалею… – Я умолк, вдыхая въедливый аромат порошков. Пакет на полу прорвался, и запах был даже крепче обычного.

Мой партнер еще несколько секунд жег меня взглядом, а затем сказал, пожимая плечами:

– Ну, да никто из нас небезупречен, Джеймс. Извините, что я на вас накричал. Но вы же знаете, я очень люблю этот нож, и меня безумно раздражает манера все везде забывать. – Он снял с полки бутыль с микстурой от колик, особенно им ценимой, обтер стекло носовым платком и поставил бутыль на место. – Вот что: пойдемте-ка присядем на минутку и хорошенько обсудим эту проблему.

Читать еще:  Уход за пуделем

Мы пошли назад по коридору и свернули в гостиную. Тристан при виде нас встал со своего любимого кресла и зевнул во весь рот. Его лицо выглядело таким же мальчишески простодушным, как всегда, но усталые морщины вокруг глаз и губ говорили сами за себя. Накануне вечером он с командой метателей дротиков «Лорда Нельсона» ездил в Дрейтон и принимал участие в труднейшем состязании с командой «Пойнтера и ружья». В заключение они плотно поужинали и выпили что-то около двенадцати пинт портера на душу. Тристан добрался до постели около трех ночи и сейчас явно был в весьма разбитом состоянии.

– А, Тристан! – сказал Зигфрид. – Рад, что ты здесь, потому что то, о чем я буду говорить, касается тебя не меньше, чем Джеймса, – о привычке забывать инструменты на фермах, которая тебе свойственна в той же мере, что и ему. (До закона о ветеринарной практике от 1948 года студентам не запрещалось самостоятельно лечить животных, чем они часто и занимались. Тристан прекрасно справлялся даже с трудными случаями и пользовался большой популярностью у фермеров.)

– Я говорю очень серьезно, – продолжал мой партнер, опираясь локтем о каминную полку и глядя на нас поочередно. – Вы оба постоянно теряете дорогие инструменты и довели меня почти до банкротства. Конечно, кое-какие из них вам возвращают, но многие пропадают бесследно. Какой смысл посылать вас куда-нибудь, если вы возвращаетесь без корнцангов, или ножниц, или щипцов? Ведь это чистый убыток, вы понимаете?

Мы безмолвно кивнули.

– В конце-то концов, разве так уж трудно вернуться со всеми инструментами? Возможно, вас ставит в тупик, почему я никогда ничего не забываю; ну так надо быть внимательным, и только. Когда я откладываю инструмент, я всегда запечатлеваю в памяти, что его надо будет потом взять. И все.

Покончив с нотацией, он принял деловитый тон.

– Ну, хорошо. Не будем терять времени. Ничего срочного нет, Джеймс, а потому мне хотелось бы, чтобы вы поехали со мной к Кендаллу в Бруксайд. Всякие мелочи, и еще корова, у которой надо удалить опухоль. Подробностей не знаю, но, возможно, ее придется повалить. К Томпсону поедете оттуда. – Он повернулся к брату: – И ты тоже, Тристан. Не знаю, понадобишься ли ты, однако лишний человек может пригодиться.

Мы образовали довольно внушительную процессию, входя во двор мистера Кендалла, который встретил нас с обычным своим энтузиазмом:

Книги о животных, Хэрриот Джеймс

Рассказы Джеймса Хэрриота — английского ветеринара и писателя — это веселые, грустные, трогательные истории о кошках и собаках, и о самых разных других животных, написанные с любовью и юмором.

Собрание лучших новелл английского писателя, включающее эпизоды из ветеринарной практики автора. О сотнях встреч, случаев, о фермерах, их коровах, свиньях, собаках, кошках.

Животные, которых лечил Хэрриот, обладают характером, их поведение бывает поинтереснее, чем у их хозяев.

Книги Хэрриота наконец-то изданы в России! Очень качественное издание серии, твердая обложка, бумага белая, без иллюстраций. Есть в продаже:

Теперь вы сможете прочесть всего Хэрриота и даже то, что не было переведено до сего времени!

Рассказы английского ветеринара Джеймса Хэрриота известны во всем мире. Шесть томов его историй уже вышли в издательстве «Захаров». Каждая его книга — светлая, добрая и трогательная. О любви ко всему живому. Так писать о животных мало кто умеет.

Всего вышло 6 книг, порядок книг Хэрриота: «О всех созданиях — больших и малых», «О всех созданиях — прекрасных и разумных», «О всех созданиях — мудрых и удивительных», «Всех их создал Бог», и последние 2 книги — «Истории о кошках и собаках» и «Всё живое». Последние две книги содержат рассказы, которые уже есть в предыдущих 4-х книгах, но иначе скомпонованы, плюс в книге «Всё живое» много рассказов посвящается помощникам, которые в разное время работали с Хэрриотом и его компаньоном Зигфридом Фарноном.

О всех созданиях — прекрасных и разумных. All Things Bright and Beautiful «О всех созданиях больших и малых, О всех созданиях прекрасных и разумных, О всех созданиях мудрых и удивительных, Всех их создал Бог». С.Ф. Александер, 1818-1895. Содержание этой книги смотрите ниже, под таблицей.

О всех созданиях — больших и малых All Creatures Great and Small Количество страниц: 496.

О всех созданиях — мудрых и удивительных. В этот том вошли рассказы из сборников Vets Might Fly (1976) и Vet in a Spin (1977). All Things Wise and Wonderful 3 том полного собрания рассказов Джеймса Хэрриота. Содержание: Печальный урок Еще один урок, но с хорошим концом . Диагноз: ложная беременность Заботливая Джуди Тристан готовится к экзаменам Мистер Потс На складе Все имущество в коляске Ящур Про Неда Оскар, светский кот Домой, домой!

Всех их создал Бог. The lord god made them all О всех созданиях больших и малых О всех созданиях прекрасных и разумных О всех созданиях мудрых и удивительных Всех их создал Бог.

Истории о кошках и собаках Cat Stories, Dog Stories

Все живое. Every Living Thing Пять томов историй Хэрриота уже вышли в «Захарове». Это — последняя его книга. Как и прежде, — светлая, добрая и трогательная. О любви ко всему живому.

Выдержка из 3-го тома:

…Я ехал по узкому неогороженному проселку, соединяющему Силдейл и Косдейл, и, добравшись на первой передаче до вершины, сделал то, что делал постоянно: свернул на обочину и вылез из машины. Присловье деловых людей, что у них нет времени стоять и глазеть по сторонам, не для меня. Значительную часть своей жизни (чтобы не сказать — излишне значительную) я трачу на то, чтобы просто стоять и глазеть по сторонам. Так было и в то утро. Передо мной открывался широкий вид на Йоркширскую долину до гряды Хэмблтонских холмов в сорока милях к востоку, а позади меня тянулись мили и мили вересковых холмов…

О всех созданиях — прекрасных и разумных. Содержание книги:

Интересный визит к мистеру Кендаллу
Искусство лечить не просыпаясь
Джок, самая быстрая собака
Стойкий ягненок Герберт
Пес-великан
Беда всегда ходит циклонами
Свинья Пруденция свою выгоду знает
Кольцо в нос за двадцать минут
Друзья и враги домашнего вина
Собака миссис Донован
Злоключения терьера Пипа
Пип обретает настоящий дом
Раз теряешь, значит, есть что терять
Вознагражденные усилия
Тайна Рейнесского привидения
Удачная операция спаниеля Дины
Неблагодарный бык Ньютон Монморанси
Старый добрый конь Барсук
Коза и трусы фермера Керби
Ветеринар-практик Мармадьюк Скелтон
Развлечения с кисками миссис Бонд
Моди, черная кошечка полковника Беннета
Клиенты бывают разные
Богатый студент и злая собачонка
Падение и взлет студента-практиканта
Жизнь против воли врача
Пудель Пенни — неожиданный хеппи-энд
Пес Сэм, бык Билл и попугайчик Питер Второй
В ожидании щенков для миссис Кух
Собаки семьи Диммок
Фрэнк Меткаф между городом и деревней
Искусство выработать безмятежный взгляд на мир
Лучше поздно, чем никогда
Джип, немая собака
Тристан в роли мученика
Волшебное исцеление телят
Такса Магнус, сеттер Рок и фокстерьер Тимм
Прощальный визит к Бенджамину

Джеймс Хэрриот.James Herriot

Великобритания, 3.10.1916-23.2.1995

Настоящее имя — Джеймс Альфред Уайт. Родился 3 октября 1916 года в Рокере, что неподалеку от города Сандерлэнда (графство Тайн-энд-Уир). Спустя три недели после его рождения, мать будущего писателя взяла его с собой в Глазго, в котором прошли его детскиеи юношеские годы. Получив начальное образование, окончил ветеринарный колледж. В 1940 году получил место ветеринара в маленьком городке Тирск в графстве Йоркшир. В ноябре следующего года Хэрриот женился на Джоан Кэтрин Данбьюри, родившей ему впоследствии сына Джеймса (в 1943 г.) и дочь Розмари (в 1947 г.). Во время войны с 1941 по 1943 гг. проходил службу в военно-воздушных силах. Тридцать лет спустя после начала трудовой карьеры, он выпустил свою первую книгу «Если бы только они могли разговаривать» под литературным псевдонимом Джеймс Хэрриот. Впоследствии опубликовал целый ряд книг, сюжеты для которых он брал из собственной жизни и своей богатой многолетней практики сельского врача-ветеринара. Так городок Дарроуби, в котором происходит действие его книг, вобрал в себя черты Тирска и близлежащего Лейберна, а коллега-напарник Дональд Синклэр и его брат Брайан превратились в Зигфрида и Тристана Фарнонов, постоянных персонажей его произведений. Полные неподдельной любви к животным и юмора, его реалистические зарисовки из жизни английской провинции и повседневного быта врача-ветеринара снискали ему огромную популярность сначала у себя на родине, а затем и во всем мире.

Читать еще:  Скажи мне, кто твой друг… Что порода собаки говорит о вашем характере? Часть 1

Ранние произведения писателя, издававшиеся по отдельности, со временем были объединены в сборники «О всех созданиях — больших и малых» (1972), «О всех созданиях — красивых и прекрасных» (1974) и «О всех созданиях разумных и удивительных» (1977). Популярность его книг была такова, что вышедший в 1979 году фотоальбом «Йоркшир Джеймса Хэрриота» с его сопроводительным текстом и фотографиями Дерри Браббса стал бестселлером. В дальнейшем выходили «И всех их создал Господь» (1981), «Собачьи истории» (1986), «Все живое» (1992), «Кошачьи истории» (1994) и несколько книг для детей. В 1974 году на экраны вышел снятый по мотивам его произведений фильм «О всех созданиях больших и малых» (реж. Клод Уотэм), в котором Хэрриота сыграл актер Саймон Уорд, а его напарника Зигфрида Фарнона — знаменитый Энтони Хопкинс. Четыре года спустя на британском телевидении стартовал одноименный сериал, с успехом шедший на протяжении нескольких лет.

В 1979 году Хэрриот был награжден Орденом Британской империи и удостоен почетной докторской степени Эдинбургского университета. В 1982 он стал почетным членом Королевского ветеринарно-хирургического колледжа, а в 1983 — почетным доктором ветеринарных наук Ливерпульского университета. Хэрриот скончался 23 февраля 1995 года в своем доме в деревне Тирлби, близ Тирска (Северный Йоркшир).

После смерти писателя в его доме был открыт музей, носящий название «Мир Джеймса Хэрриота».

Издательство Захаров

Издательство Захаров , с легкого пера критика Дмитрия Бавильского, многие называют респектабельно-буржуазным. Возможно, так оно и есть, но факт в том, что компания действительно удерживает довольно-таки высокую планку, издавая книги для думающих людей, которые, впрочем, любят иногда интеллектуально поразвлечься.

Самый известный, но далеко не единственный проект Захарова – книги Бориса Акунина о похождениях и приключениях Эраста Фандорина. Издательство обладает эксклюзивным правом на обнародование этих произведений.

Издательство выпускает книги самых разных жанров и направлений: мемуары, детективы, детскую литературу, но требование к высокому качеству предлагаемого читателям текста является основополагающим.

О всех созданиях – прекрасных и удивительных

Скачать книгу в формате:

О всех созданиях – прекрасных и удивительных

С любовью посвящаю моей жене и

моей матери в милом старом Глазго

Делать этого, конечно, не следовало, но старая гуртовая дорога властно меня манила. После утреннего объезда следовало торопиться в приемную, однако широкая зеленая тропа так чарующе вилась по вершине среди вереска между осыпающимися каменными стенками! И я сам не заметил, как вышел из машины и зашагал по жесткой упругой траве.

Однако стенка отгораживала дорогу от крутого склона, а внизу вдали в зеленой складке холмов прятался Дарроуби. В ушах у меня гремел ветер, но я сел, прислонился к серым камням, и ветер превратился в чуть слышный шепот, а лицо мне согрело весеннее солнце – не жгучее, не жаркое, а золотистое, теплое, каким оно бывает только под защитой каменной стенки в Йоркшире, над которой поет ветер.

Я вытянул ноги и раскинулся на дерне, щурясь в сияющее небо, купаясь в блаженном забвении остального мира с его.

Популярные книги

  • 68022
  • 4

Hygge. Секрет датского счастья

  • 38302
  • 2
  • 17

Правило в 10 раз больше

  • 44113
  • 1

Габриэль Гарсиа Маркес Сто лет одиночества ройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, .

Сто лет одиночества

  • 30998
  • 2
  • 23

Космоолухи были, есть и будут! Чем занимаются отважные космолетчики в перерывах между приключени.

Космоолухи: до, между, после

  • 39947
  • 1
  • 3

Дем Михайлов Господство клана Неспящих. Гром небесный © Михайлов Д., 2015 © Оформление. ООО «Изд.

Гром небесный

  • 83358
  • 7

Анджей Сапковский Последнее желание ГЛАС РАССУДКА I Она пришла под утро. Вошла осторожно, тихо.

Последнее желание

Здравствуй уважаемый читатель. Книга «О всех созданиях – прекрасных и удивительных» Хэрриот Джеймс относится к разряду тех, которые стоит прочитать. Захватывающая тайна, хитросплетенность событий, неоднозначность фактов и парадоксальность ощущений были гениально вплетены в эту историю. В романе успешно осуществлена попытка связать события внешние с событиями внутренними, которые происходят внутри героев. При помощи ускользающих намеков, предположений, неоконченных фраз, чувствуется стремление подвести читателя к финалу, чтобы он был естественным, желанным. Это настоящее явление в литературе, которое не любишь, а восхищаешься всем естеством, оно не нравится, а приводит в неописуемый восторг. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии. Диалоги героев интересны и содержательны благодаря их разным взглядам на мир и отличием характеров. Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве. Сюжет разворачивается в живописном месте, которое легко ложится в основу и становится практически родным и словно, знакомым с детства. Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами. Казалось бы, столь частые отвлеченные сцены, можно было бы исключить из текста, однако без них, остроумные замечания не были бы столь уместными и сатирическими. «О всех созданиях – прекрасных и удивительных» Хэрриот Джеймс читать бесплатно онлайн невозможно без переживания чувства любви, признательности и благодарности.

  • Понравилось: 0
  • В библиотеках: 0

Что делать девочке, на которую вдруг свалилась корона? А если к короне прилагается смертельная бол.

Наречённая ветра

Что делать девочке, на которую вдруг свалилась корона? А если к короне прилагается смертельная бол.

Что-то неладно в Йоннри – семейство магов погибает, в живых остается только бесследно пропавшая на.

Длинные тени лжи

Что-то неладно в Йоннри – семейство магов погибает, в живых остается только бесследно пропавшая на.

(Данное произведение является «Ligh-Novel» или по другому «Ранобе» — лёгким развлекательным романо.

Рыцарь-Инженер 3

(Данное произведение является «Ligh-Novel» или по другому «Ранобе» — лёгким развлекательным романо.

Автобиографический нонфик шефа де парти ресторана Aska в Нью-Йорке Андрея Ситникова разоблачает м.

Русский шеф в Нью-Йорке

Автобиографический нонфик шефа де парти ресторана Aska в Нью-Йорке Андрея Ситникова разоблачает м.

Ким Скотт – бывший топ-менеджер Google, Apple, YouTube, бизнес-консультант Dropbox, Twitter. Впос.

Радикальная прямота. Как управлять не теряя человечности

Ким Скотт – бывший топ-менеджер Google, Apple, YouTube, бизнес-консультант Dropbox, Twitter. Впос.

А вы знаете, что принципы естественного отбора первым сформулировал вовсе не Чарльз Дарвин? Это с.

Синдром Патрика. Как создать личный бренд, оставаясь верным самому себе

А вы знаете, что принципы естественного отбора первым сформулировал вовсе не Чарльз Дарвин? Это с.

Книга: Джеймс Хэрриот «О всех созданиях — мудрых и удивительных»

3 том полного собрания рассказов Джеймса Хэрриота. Захватывающие рассказы о животных всемирно известного ветеринара. Я ехал по узкому неогороженному проселку, соединяющему Силдейл и Косдейл, и, добравшись на первой передаче до вершины, сделал то, что делал постоянно: свернул на обочину и вылез из машины. Присловье деловых людей, что у них нет времени стоять и глазеть по сторонам, не для меня. Значительную часть своей жизни (чтобы не сказать — излишне значительную) я трачу на то, чтобы просто стоять и глазеть по сторонам. Так было и в то утро. Передо мной открывался широкий вид на Йоркширскую долину до гряды Хэмблтонских холмов в сорока милях к востоку, а позади меня тянулись мили и мили вересковых холмов Теперь вы сможете прочесть всего Хэрриота и даже то, что не было переведено до сего времени!В этот том вошли рассказы из сборников Vets Might Fly (1976) и Vet in a Spin (1977).

Издательство: «ЗАХАРОВ» (2013)

Формат: 84×108/32, 480 стр.

Джеймс Хэрриот

«Если бы только они могли разговаривать»

Джеймс Хэрриот (англ. James Herriot , 3 октября 1916 г., г. Рокер, графство Тайн-энд-Уир — 23 февраля 1995 г. Тирск, Северный Йоркшир) — английский писатель, ветеринар и лётчик, автор книг о животных и о людях. Настоящее имя — Джеймс Альфред Уайт (англ. James Alfred Wight ).

Содержание

Родился в семье дирижера оркестра, игравшего музыкальное сопровождение для немого кино [1] . Детские и юношеские годы будущего писателя прошли в Глазго, где он получил начальное образование и окончил ветеринарный колледж.

Место ветеринара в то время получить было достаточно сложно, но Джеймсу повезло и его взял помощником ветеринара в город Тирск, который находится в графстве Йоркшир, Дональд Синклэр, к тому времени опытный ветеринар. Здесь началась практика Джеймса. Именно здесь прошли зрелые годы будущего автора книг о животных, здесь он в 1941 году женился на Джоан Кэтрин Данбьюри, здесь родились его дети — сын Джеймс и дочь Розмари.

Читать еще:  Стандарт белой швейцарской овчарки

Во время войны с 1941 по 1943 годы Джеймс Альфред Уайт служил летчиком в военно-воздушных войсках.

Ушел писатель из жизни в своем доме в г. Тирске 23 февраля 1995 г., в кругу любящей его семьи, после трех лет тяжелой болезни, которую он, по словам своей внучки, переносил мужественно и терпеливо [1] .

Творчество

Свою первую книгу, которая называлась «Если бы только они могли разговаривать», он уже выпустил под псевдонимом Джеймс Хэрриот (англ. James Herriot ). Псевдоним ему пришлось взять из-за того, что рассказы о практике сельского ветерина могли быть сочтены рекламой, а в то время реклама услуг ветеринара была запрещена. Это было началом. В дальнейшем им был написан целый ряд книг, в которых он описывал будни, трудности и радости сельского ветеринара.

Книги написаны с большой любовью и тонким юмором, они стали настольными книгами у начинающих ветеринаров и просто любителей животных.

Сначала писатель писал небольшие заметки сельского ветеринара, рассказики в несколько глав, после издававшиеся в сборниках. Такие общеизвестные книги Джеймса Хэрриота, как «О всех созданиях — больших и малых», изданная в 1972 году и «О всех созданиях мудрых и удивительных», написанная и изданная в 1977 году снискали ему славу не только в Англии, но и в других странах, на чьи языки были переведены.

Библиография

  • If Only They Could Talk (1970)
  • It Shouldn’t Happen to a Vet (1972)
  • All Creatures Great And Small (1972) — «О всех созданиях — больших и малых» (Эта книга составлена из сборников If Only They Could Talk и It Shouldn’t Happen to a Vet)
  • Let Sleeping Vets Lie (1973)
  • Vet in Harness (1974)
  • All Things Bright And Beautiful (1974) — «О всех созданиях — прекрасных и разумных» (Эта книга составлена из сборников Let Sleeping Vets Lie и Vet in Harness)
  • Vets Might Fly (1976)
  • Vet in a Spin (1977)
  • All Things Wise And Wonderful (1977) — «О всех созданиях — мудрых и удивительных» (Эта книга составлена из сборников Vets Might Fly и Vet in a Spin)
  • James Herriot’s Yorkshire (1979)
  • The Lord God Made Them All (1981) — «И всех их создал Бог»
  • Dog stories(1986) — Истории о собаках
  • Every Living Thing (1992) — «Все живое»
  • Cat stories(1994) — Истории о кошках

По мотивам книг Джеймса Хэрриота был снят в 1974 году фильм, а в 1978 году достаточно большой сериал, который шел на английском телевидении в течение нескольких лет.

Тирск. Часть III. Мир Джеймса Хэрриота

Фарнон подвел меня к первой из нескольких дверей, открывавшихся в коридор, где висел запах эфира и карболки.

— Это, — сказал он, и глаза его таинственно заблестели, словно он указывал мне вход в пещеру Аладдина, — наша аптека.

В дни, когда еще не было пенициллина и сульфаниламидов, аптеке принадлежала весьма важная роль. От пола до потолка по стенам тянулись ряды сверкающих банок и бутылей. Я с удовольствием читал знакомые названия: эфир, настойка камфары, хлородин, формалин, нашатырь, гексамин, свинцовый сахар, линиментум альбум, сулема, вытяжной пластырь. Хоровод этикеток действовал успокаивающе.

На следующей фотографии можно видеть другие необходимые ветеринару вещи — весы для взвешивания порошков, ступы для измельчения средств и микроскоп.

Вернувшись в Скелдейл-Хаус, я окрасил мазок по методике Циль-Нельсена и положил стеклышко под микроскоп. Среди одиночных клеток краснели скопления туберкулезных бацилл — крохотных, радужных, смертельных.

В отдельных шкафах музея выставлены пыточные орудия, они же инструменты ветеринара. Утешает факт, что уже во времена Хэрриота многие из этих устрашающих приспособлений были устаревшими.

Вообще музей огромный и очень разнообразный — там будет интересно и маленькому ребенку и профессиональному ветеринару. Думать, что мой убогий отчет заменяет посещение музея не стоит — я не сфотографировал одной двадцатой того, что там есть.

Вот, например, целая большая комната (это уже, кажется, не сам дом, а дополнительная пристройка) занята различными развлекательными аттракционами на ветеринарные темы. НН пытается определить на ощупь, что за кость ей досталась. Кажется, это была челюсть козы. Или человека?

А вот здесь можно попробовать принять роды у коровы и вытащить теленка за копыто, сверясь со шкалой — хватит ли у вас сил? Но тех, кто делает так, как НН на фотографии, к рожающим коровам подпускать нельзя. Ведь каждый, читавший Хэрриота, знает это заклинание:

Пожалуйста, ведро воды, мыло и полотенце!

Отдельный стенд посвящен различным изданиям и переводам. Вон она, наша зеленая книжка!

Но вот эта обложка, конечно, гениальна. Видимо, сцена называется, как и глава в книге: «ветеринар находит жену».

Над лестницей висит фотография человека, работавшего здесь, наверное, дольше всех — старшего наставника и компаньона Хэрриота — неподражаемого Дональда Синклера, он же Зигфрид Фарнон.

Да, он выглядел не так, как его почему-то изображают во всех фильмах — лобастым, коренастым и правда похожим на немца («ви тринкен мой тщай, ви съедайт майне пирожки!»). Он выглядел именно так, как описан в книге:

Такого воплощения чисто английского типа я в жизни не видел. Длинное, полное юмора лицо с сильным подбородком. Подстриженные усики, растрепанная рыжеватая шевелюра. На нем был старый твидовый пиджак и летние, утратившие всякую форму брюки. Воротничок клетчатой рубашки обтрепался, галстук был завязан кое-как. Этот человек явно не имел обыкновения вертеться перед зеркалом.

И даже рубашка клетчатая. Зато галстук завязан вроде бы хорошо, но так к этому моменту он был давно женат!

А вот таким он был в молодости:

Так выглядел Тристан, совсем не похожий на старшего брата:

В отличие от Зигфрида, который категорически не принял свой книжный образ, Тристан был от своего персонажа в бурном восторге. Он с удовольствием снимал густые пенки со своей славы: в частности, поездил с лекциями по США. Вот афиша:

Целое крыло музея посвящена телесериалу «О все созданиях больших и малых». Честно говоря, сериал по Хэрриоту мне совершенно не нравится прежде всего подбором актеров на главные роли — ничего общего с книгой! Однако, такое к нему внимание понять можно — огромный вклад в популярность Дж.Х. внесло именно телевидение — известно, что смотрящих ящик всегда больше чем читающих.

Вот фотография со съемок этого фильма, на которой актеры запечатлелись вместе со своими реальными прототипами. Но чье это знакомое лицо в верхнем ряду — третий слева, около Дональда Синклера? Да ведь это же молодой Энтони Хопкинс, сыгравший роль Зигфрида Фарнона! Отметим, что этот фильм имеет к ягнятам куда более прямое отношение, чем тот, что прославил этого прекрасного актера.

Во дворе дома (в том самом, где первый раз встретились Зигфрид и Джеймс), стоит автомобиль Хэрриота — вернее его копия — машина, использовавшаяся на съемках сериала.

В нее можно забраться, что НН и сделала.

— Смотри! Иконка, иконка! — закричала она.

В одном из коридоров музея стоит карта, на которой посетители отмечают булавками свои родные города. Смотрите не только на булавки, а на проколы от них:

На месте Москвы на карте одна большая дырка.

Вообще в Тирске не только музей и места, описанные в книгах, создают ощущение мира Хэрриота. Рекламы и даже дорожные знаки все время настраивают на нужный лад.

А ближе к окраине города паслось стадо овец.

Одна долго смотрела нам вслед позировала мне, настороженно уставившись в объектив.

Перед тем, как направиться на вокзал, мы зашли в один из баров и выпили по пинте эля. Я думал о том, что не только эти стены помнят доктора Хэрриота, но и кто-то из посетителей, стоящих с кружкой в руке, наверняка пользовался его услугами. Слегка сожалел я только об одном: так и не удалось попробовать настоящего йоркширского пудинга. Не самый худший предлог, чтобы когда-нибудь вернуться в Тирск.

Первая часть рассказа о Тирске и Хэрриоте — здесь.
Вторая часть — здесь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector