Стереотипии у собак

Стереотипии у собак

Навязчивое или стереотипное поведение представляет собой повторяющиеся и достаточно однородные действия, иногда приводящие к самокалечению животных.

Единой классификации навязчивого поведения не существует, но чаще всего выделяют следующие его формы (Вайтли Х.В. Указ. соч.; Аскью Г.Р. Указ. соч.):

стереотипные формы комфортного поведения (гигиена тела, уход за собой): укусы нижних конечностей или когтей, вылизывание тела, облизывание предметов, царапанье или покусывание своего тела;

иллюзорное поведение (галлюцинации, галлюцинаторный синдром — поведение связано с несуществующим объектом): пристальный взгляд в пустое пространство, охота на несуществующих мух, погоня за воображаемой добычей, беспричинные прыжки в воздух с попыткой укусить невидимые объекты, щелканье челюстями;

стереотипные формы пищевого и питьевого поведения: лолифагия, полидипсия, обильное слюноотделение, глотание мелких камней (грязи), обсасывание различных предметов

стереотипные формы локомоторного поведения: кружение, кувыркание, бег по кругу, бег взад и вперед, прыжки на месте, бег вдоль забора, рытье земли, замирание на месте, маятникообразные движения, ловля своего хвоста;

навязчивая вокализация: вой, скуление,ритмичный лай, лай на пищу, рычание на себя с одновременным нанесением покусов;

невротическое поведение: сильные укусы за лапы или хвост, неожиданное проявление агрессии по отношению к людям.

Возможными причинами стереотипного навязчивого поведения могут быть различного рода стрессы, хроническое неудовлетворение каких-либо потребностей, информационная депривация, научение, воздействия, вызывающие аллергические реакции или дисфункция внутренних органов.

Навязчивое поведение может быть реакцией на паразитов, на загрязнение окружающей среды, на лекарства, пищевые и витаминные добавки;.пищу, воду, духи, мыло, шампуни, одежду и т.п. Поэтому при наличии такого поведения еще раз проанализируйте условия жизни своей собаки. Обязательно покажите собаку ветеринарному врачу, чтобы удостовериться, что поджелудочная железа, надпочечники, почки, легкие и кишечник собаки функционируют нормально.

Если вы исключили возможные внутренние причины навязчивого поведения, обратите внимание на информационную (стимульную) депривацию. Почему-то мы не отдаем себе отчета, что содержим своих собак в условиях жесточайшей сенсорной депривации в условиях отсутствия или низкого уровня внешних раздражителей. Наличие внешних раздражителей важно даже не столько потому, что они несут в себе возможно полезную информацию для построения текущего и будущего поведения. Воздействие внешних раздражителей важно само по себе как естественный источник стимуляции центральной нервной системы. Нервные клетки обязательно должны работать и все тут. И никуда не деться. Если лишить их такой возможности, можно с ума сойти. Именно сенсорная депривация является, главным наказующим фактором при заключении преступников под стражу. То же самое мы делаем со своими собаками, заключая их под стражу в наших квартирах.

Каждый из нас по-своему решает проблему сенсорной депривации: кто включает телевизор, видеомагнитофон, берет в руки книгу, едет в гости, звонит по телефону или . просто выходит на улицу. Всех этих легальных способов наши собаки лишены. Они даже на улицу выйти без нас не могут, поэтому они занимаются «самостимуляцией», то есть сами создают нужные внешние стимулы: лают, воют, роют, ходят кругами, ловят хвост и грызут все, что вокруг, в том числе и себя. Так они спасают свою нервную систему. Если это так (а в большинстве случаев это именно так), увеличьте количество и продолжительность прогулок, больше играйте с собакой, утомите ее так, чтобы на все остальное у нее не оставалось времени. Оставляйте дома больше игрушек, а лучше костей. Согласитесь, лучше грызть кости или сухари, чем самого себя.

Стресс понятие многоликое. Мы уже знакомились с социальным стрессом, он случается когда собаку оставляют одну. Но стрессы можно испытывать по разным поводам: изменение социального окружения, (расставание с владельцем), нестабильный социальный порядок (изменение отношений доминирования и подчинения), наличие членов семьи или животных, которых собака боится, громкие звуки за окном и т.д., и т.п. И люди, и животные, если они не в состоянии устранить источник стресса, прибегают к замещающему поведению, спасая нервную систему от эмоциональных перегрузок. И если какое-то поведение приносит облегчение, оно обязательно запоминается и будет повторяться в аналогичных ситуациях. Постарайтесь проанализировать ситуацию и с этой стороны, а, обнаружив причины стресса, устраните их.

Очень часто причиной замещающего (смещенного, переадресованного) поведения является, неудовлетворение каких-либо потребностей, в результате чего собака и испытывает состояние фрустрации. Такое поведение встречается и у людей. Например, когда мы не можем ударить члена семьи, с которым ссоримся, мы бьем посуду. К смещенному поведению может приводить ограничение двигательной активности, отсутствие или недостаточное количество социальных партнеров для общения и размножения, недостаток корма и других ограниченных ресурсов. Неудовлетворение игровой потребности, запрещение собаке выполненять инстинктивные формы поведения, или «наказание» за какое-либо поведение также могут приводить к появлению неадекватного поведения. Если это поведение помогает снизить состояние фрустрации (снижение состояния фрустрации является, положительным подкреплением данному поведению), вероятность его появления в будущем увеличивается.

Иногда навязчивое поведение формируется в результате бессознательного подкрепления со стороны владельца. Например, даже ваше внимание собака оценивает как положительное подкрепление. И если вы чаще обращаете на собаку внимание, когда она ловит свой хвост или жует лапу, чем тогда, когда она спокойно лежит на подстилке, тем самым вы увеличите вероятность появления неадекватного поведения в будущем. Если это так, хозяину следует игнорировать стереотипное поведение или, что еще лучше, каждый раз выходить из комнаты, как только собака начинает вести себя таким образом. Можно предложить собаке легальные формы поведения, замещая ими нежелательные стереотипы. Но будьте осторожны, если всякий раз, когда собака начнет ловить хвост, вы будете давать ей мяч, игра с мячом станет положительным подкреплением «хвостового» поведения. В данной ситуации вы должны опережать события и давать собаке мяч буквально за секунду до появления нежелательного поведения.

Независимо от причины, вызывающей навязчивое поведение, очень эффективным методом коррекции является выработка несовместимого поведения (Метод 8). Как только собака начинает делать что-нибудь неестественное, с вашей точки зрения, тут же предложите ей другую форму поведения. А проанализировав ситуацию, то есть выяснив, когда у собаки появляется нежелательное поведение, моделируйте ее и предупреждайте появление стереотипного поведения выбранной формой реакции.

источник «Справочник — Коррекция поведения собак.» автор Гриценко В.В., Москва «Компания Дельта М» 2002г.

Стереотипии у собак

Телефон:
+7(495)744-14-05
+7(495)744-14-06
+7(495)777-41-64

Факс:
+7(495)744-14-05

Существование ритуализированного и стереотипного поведения давно уже признано ветеринарной медициной. У небольших домашних животных оно проявляется в виде ловли своего хвоста, сосания конечностей (особенно у доберманов), жевания своей шерсти (чаще у кошек ориентальных пород), а также выкусывания несуществующих блох. У лошадей распространено заглатывание воздуха, называемое «воздушной прикуской», а также «предметная прикуска», или иначе «глодание ясель». У свиней встречается навязчивое («цепочечное») подкапывание и жевание. Хотя такое поведение животного может тревожить владельца, реально оно не приносит никакого вреда ни животному, ни его хозяину. Ранее в качестве лечения принимались меры, направленные на физическое ограничение подвижности животного, – отсюда идет применение намордников от прикуски для лошадей и «елизаветинских воротников» для кошек и собак. Такие приспособления не дают животному выполнять само действие, но отнюдь не уменьшают желание совершить его, что сразу же становится очевидным после снятия приспособления. В настоящее время мы знаем, что данное поведение относится к поведенческим расстройствам, в остове которых лежат нейрофизиологические механизмы.

Параллельные примеры стереотипного поведения известны и у людей. В их число входят трихотилломания (выдергивание волосков), навязчивое мытье рук и разнообразные постоянные проверки – света, газа, водопроводных кранов, дверных запоров ( Perse , 1988). За последнее десятилетие был достигнут существенный прогресс в понимании и лечении этих состояний, которые, согласно «Диагностическому и статистическому справочнику» (4-е издание) (Diagnostic and Statistical Manual, fourth edition, DSM-IV) Американской психологической ассоциации ( APA , 1995), объединяются в группу обсессивно-компульсивных расстройств, или неврозов навязчивых состояний (ННС). Данные расстройства у людей часто возникают в юности и продолжаются на протяжении значительной части их жизни ( Thyer et al ., 1985). Люди с такими нарушениями психики в целом разделяются на четыре группы: «моющие», «проверяющие», «размышляющие» и неопределенная группа с первичной навязчивой медлительностью ( Perse , 1988). В отсутствии психиатрической помощи и фармакологического лечения эти расстройства обычно сами по себе не проходят. После прекращения приема лекарств состояние обычно снова ухудшается. Симптомы могут приобретать большую выраженность при воздействии событий, вызывающих стресс или тревожность.

Предполагается, что анатомическим субстратом этого расстройства является лимбическая система. В исследованиях с применением компьютерной томографии выявлены изменения в базальных ганглиях, особенно в области хвостатого ядра ( Baxter ct al ., 1992; Insel et al ., 1983; Luxenberg et al ., 1988; Stein et al ., 1993). Вероятно, основная причина расстройства состоит в нарушении обмена серотонина, хотя некоторые исследователи полагают, что дело в сопряженном нарушении обмена серотонина и эндорфинов ( Cronin et al ., 1985, 1986; Davis et al ., 1982). На вовлечение базальных ганглиев и лимбической системы в патологический процесс указывают также данные по моделированию неврозов навязчивых состояний на животных ( Pitman , 1989). В этих опытах было выявлено повышенное содержание дофамина в базальных ганглиях и относительно повышенная концентрация 5-ОИУК в СМЖ. Если учесть, что действие серотонина ведет к угнетению поведения и угасанию подкрепляемых реакций, а дофамин оказывает противоположный эффект, приведенные данные в какой-то мере проливают свет на природу навязчивых состояний ( Soubrie , 1986; Zuckerman , 1986).

Читать еще:  Собака-волк: история селекции гибрида, описание и характер

В рамках нейрофармакологического подхода к лечению ННС ведется поиск путей коррекции этих аномалий и выдвигаются гипотезы, объясняющие механизмы развития данного состояния на клеточном уровне.

Хотя исходная причина таких расстройств до сих пор неизвестна, их симптоматика и патофизиология поразительно четкие. ННС характеризуется повторяющимися ритуализированными действиями, явно избыточными, исполнение которых нарушает нормальную ежедневную деятельность. Неотъемлемая особенность такого поведения состоит в том, что оно преувеличено как по форме, так и по длительности. Человек способен оценивать свои действия как аномальные и контролировать себя в такой степени, что в присутствии посторонних либо совсем не проявляет подобное поведение либо проявляет его лишь в незначительной степени. Видимо, то же самое верно и в отношении домашних животных. Если часто ругать и наказывать собаку за то, что она сосет свои лапы или гоняется за хвостом, то она будет стараться скрыться из поля зрения людей, чтобы предаться этому занятию. При приближении хозяина поведение прекратится, чтобы начаться снова, как только на собаку перестанут смотреть или она найдет укромное место. Наличие подобного когнитивного компонента – недостаточное основание для того, чтобы отрицать наличие ННС. Однако он свидетельствует, что проблема коренится на более высоком уровне, чем можно было бы предполагать на основе одного лишь поведения (скажем, пес постоянно сосет лапу, но он делает это не потому, что с лапой что-то не так). Не все собаки и кошки контролируют себя – многие из них непрерывно занимаются стереотипным или ритуализированным поведением независимо от того, есть ли кто-нибудь поблизости или нет. Чтобы говорить о наличии у животного ННС, вовсе не требуется, чтобы такое поведение можно было наблюдать постоянно; важно лишь то, что аномальное поведение в отсутствие препятствующих ему физических ограничений существенно нарушает нормальную жизнь. Если животное стремится выполнять навязчивые действия несмотря на препятствия в виде наказаний, дрессировки или физических мер, то, значит, действительно имеется расстройство. Ключевой момент как только животное получает возможность совершать эти действия, оно начинает их совершать. Это решающее обстоятельство. Если его игнорировать, то многие случаи ННС, сочетающиеся с волевым контролем движений, останутся не выявленными; соответственно, будут занижены данные о распространенности этого расстройства в популяции собак и кошек ( Overall , 1992 c — e , 1994 d ).

Можно спорить о том, допустимо ли применять по отношению к животным термин «навязчивый». Навязчивые состояния возникают у них независимо от того, способны мы это выявить или нет. В наличии навязчивостей у человека можно удостовериться, задавая ему вопросы, тогда как животные нам ничего не могут подтвердить. Тем не менее, наличие у них навязчивых состояний представляется вполне вероятным, хотя они проявляются иначе, чем у людей. Следуя такой логике и полагая, что в остальном ННС у людей и животных гомологичны и аналогичны, нет никаких причин отказываться от данного термина. Это также говорит о том, что навязчивое состояние развивается, базируясь на аномалии в какой-то области мозга, иной, чем кора больших полушарий, хотя последняя может влиять на конкретную форму, которую принимают навязчивые состояния.

Невроз навязчивых состояний как одно из тревожных расстройств

У людей ННС причисляется к числу расстройств, связанных с тревожностью. Очевидно, что у людей тревожные или неопределенные обстоятельства способствуют обострению этого невроза. Могут ли другие расстройства, связанные с тревожностью, предрасполагать к развитию ННС у человека или любого животного, остается неизвестным.

У домашних животных ННС, вероятно, является причиной какой-то (не определенной пока) части нарушений поведения. По мере того, как мы все больше узнаем о комплексе симптомов, характерных для этого состояния, оно становится более очевидным (см. таблицу ниже).

Навязчивая двигательная стереотипия у собак.

Екатерина Кастрицкая, психолог, специалист по анималотерапии, консультант по поведению животных

Существует множество исследований, посвященных навязчивым двигательным стереотипиям у собак, причем они совмещают в себе как геномные, так и поведенческие исследования. Что такое навязчивая двигательная стереотипия у собак и откуда она берется?

Навязчивая двигательная стереотипия у собак – наследственная проблема поведения

Навязчивая двигательнаястереотипия выглядит как повторение одного и того же действия, причем это действие не обеспечивает достижение какой-либо очевидной цели или не выглядит выполняющим определенную функцию.

Софья Баскина на конференции “Pet’s Behavior-2018” назвала породы собак, предрасположенные к навязчивым двигательным стереотипиям.

Навязчивая двигательная стереотипия Предрасположенные породы собак: Сосание подстилки-Йоркширский терьер, лабрадор; Сосание боков-Американский питбультерьер, доберман;Преследование лучей -(например, бликов света) и теней Бордер-колли; Самокалечение-Далматин, гончая; Собаки крупных пород-Кружение-Немецкая овчарка.

Есть и другие виды навязчивой двигательной стереотипии: «ловля мух», ритмичный лай, мастурбация или транс.

Разумеется, этот список пород не означает, что все представители указанной породы предрасположены к стереотипии или что собаки других пород от этого застрахованы. Это не так.

Важно отличать навязчивую двигательную стереотипию от нормального видотипичного поведения. Например, если щенок или заскучавшая взрослая собака кружится за хвостом – это нормально. Но если собака кружится за хвостом долго и не может переключиться на другую деятельность, это повод насторожиться. Диагностический маркер: если у собаки стереотипия, отвлечь ее крайне сложно.

Со стороны кажется, что стереотипия – это бесцельные действия. Однако цель у навязчивой двигательной стереотипии, как показали более углубленные исследования, все же есть – помочь собаке успокоиться.

Например, собака живет в тесном вольере, но движение ей необходимо. Тогда она начинает бегать туда-сюда по вольеру, и развивается стереотипия. Если вольер открыть и предоставить нормальные условия, собака бегать перестанет, так как обстоятельства, которые «включили» это поведение, исчезают. Но есть собаки, которые начинают бегать туда-сюда, не будучи запертыми в клетку – почему они это делают, если образ жизни их к такому поведению не подталкивает? Возможно, пусковой механизм кроется в ситуации «здесь и сейчас» — например, собака испугалась. То есть стереотипию могут вызывать и условия жизни, и обстоятельства, возникшие именно в этот момент. Тогда речь о предрасположенности.

Успокаивается собака благодаря тому, что в организме выделяются эндорфины. То есть собака искусственно вызывает некую дозу удовольствия, которое не может получить естественным путем – или из-за условий жизни, или из-за неправильного функционирования рецепторов в организме. И это довольно эффективный способ справиться со стрессом, хотя и вызывающий массу других проблем.

Ученые задались вопросом, является ли навязчивая двигательная стереотипия врожденной, приобретенной либо чем-то промежуточным – например, у собаки есть предрасположенность к такому поведению. Две собаки могут попасть в одинаковые условия, но у одной, допустим, разовьется стереотипия, а у другой – нет, так как она справилась другим способом – и тогда мы говорим о предрасположенности. Однако если собака живет в хороших условиях, но при этом с раннего возраста (примерно с 4 месяцев) все больше проявляется стереотипия, мы говорим о врожденном – особенно если это свойственно братьям, сестрам или другим родственникам.

Очевидным и логичным кажется способ физически не давать собаке совершать стереотипные действия – в надежде, что это поведение угаснет. Однако действенен ли этот способ? Что будет, если лишить собаку возможности продолжать совершать стереотипные действия – например, обездвижить? Станет ли ей лучше? Физическое состояние, возможно, улучшится, так как у нее не будет возможности наносить себе увечья. А вот уровень стресса будет расти, и значит, психологическое состояние ухудшится.

Навязчивая двигательная стереотипия у собак – обсессивно-компульсивное расстройство или аутизм?

Есть мнение, что навязчивая двигательная стереотипия у собак неразрывно связана с обсессивно-компульсивным расстройством. Так ли это?

Читать еще:  Собака спит на кровати: что говорят ученые

Обсессивно-компульсивное расстройство у людей – это тревожное расстройство, при котором человека преследуют навязчивые страхи и мысли, вызывающие повторяющиеся действия, прекратить которые крайне сложно. Например, человек постоянно моет руки, даже тогда, когда в этом нет необходимости, или соблюдает кажущиеся бессмысленными ритуалы. При обсессивно-компульсивном расстройстве у людей зачастую наблюдается стереотипия.

Стереотипии у животных – это навязчивые повторяющиеся действия, не имеющие видимого смысла. То есть, казалось бы, одно и то же. Значит ли это, что стереотипия – проявление обсессивно-компульсивного расстройства у собаки? К сожалению, мы не можем читать мысли собак и сказать, есть ли у них «навязчивые мысли» — важная составляющая обсессивно-компульсивного расстройства. Впрочем, есть вероятность, что, поскольку в поведении много общего, мы на пути к поиску причины стереотипии.

Тогда, может, навязчивая двигательная стереотипия у собак – это что-то вроде аутизма? Тем более что при аутизме у людей тоже зачастую наблюдаются стереотипии.

Вначале разберемся, что такое аутизм. Аутизм у людей – это расстройство, причина которого кроется в нарушениях развития головного мозга. Проявления аутизма: выраженные проблемы социального взаимодействия и общения, ограниченные интересы и – да – стереотипии.

А что же у собак?

Ученые в 2011 г. опросили владельцев бультерьеров с трансом – одним из видов стереотипии. Выяснилось, что эти собаки действительно имеют проблемы с общением с сородичами, и что кобели подвержены впадению в транс чаще, чем суки (а у людей аутизмом чаще страдают мальчики, чем девочки). Однако «поломку» в том самом гене, о котором говорилось выше, у страдающих впадением в транс бультерьеров не нашли…

Тогда с собаками провели тест «Навязчивые представления» — он проводится и с людьми.

Для собак тест немного видоизменили – собаки должны были нажимать на руку человека, чтобы получить лакомство. После того, как собака 40 раз дотронется до руки по команде и получит лакомство, начинается тестирование, при котором дают команду, но лакомства не дают. Ученые взяли довольно большое разнообразие пород с разными видами стереотипии и выяснили, что собаки, страдающие навязчивыми двигательными стереотипиями, никак не могут перестать нажимать на руку хозяина. При этом собаки без стереотипии довольно быстро (в среднем после 10 попыток выполнить команду без лакомства) отказывались от дальнейшего участия в эксперименте.

Вывод: у собак, страдающих от навязчивых двигательных стереотипий, независимо от вида стереотипии, все же есть навязчивые мысли. А вот насчет ответственных за все это генов вопрос пока остается открытым.

А еще можно сделать вывод о том, что люди порой культивируют стереотипии, ведь многим хочется иметь собаку, которая «слушается без лакомства», но чтобы навык при этом не угасал. Но сосание подстилки и другие виды стереотипий – своего рода побочный эффект, которым приходится платить за это удобное качество.

Стереотипии у собак

Статей на русском практически нет.
Вот небольшие «выжимки»:

СТЕРЕОТИПИИ, ОПИСАННЫЕ У КОШЕК И СОБАК

1. Кружат на месте

2. Ловят собственный хвост

3. Бегают вдоль заборов

4. Выкусывают «блох»

5. Совершают калечащие себя действия (дерматит/гранулема от вылизывания)

6. Кусают шерсть или воздух

7. Поедают несъедобные предметы (пикацизм)

8. Топчутся или вращаются на месте

9. Направляют взгляд в одну точку и издают голосовые сигналы

10. Проявляют некоторые формы агрессии

11. Издают голосовые сигналы, обращенные к себе

12. Сосут или жуют шерсть

Кружение на месте и хватание своего хвоста было впервые описано у скотч-терьеров, которые в ранний период своей жизни содержались в очень тесном, замкнутом пространстве (Thompson et al., 1956). Эти собаки, проведшие от 1 до 10 месяцев в клетках, часто кружились на месте, пронзительно взвизгивая, а также лаяли или рычали, гоняясь за своим хвостом. Периоды погони за хвостом длились от 1 до 10 минут, и им предшествовало пристальное рассматривание хвоста мутным взглядом, сопровождавшееся рычанием. Некоторые из этих собак имели общих предков. Авторы по отдельности описывают симптомы того, что с современной точки зрения рассматривается как ННС, и отмечают, что это поведение не похоже на истинные судорожные припадки. Хватание своего хвоста у скотч-терьеров обострялось при физическом ограничении подвижности (Thompson et al., 1956). Если это поведение действительно связано с тревожностью, то его ухудшение при ограничении подвижности вполне объяснимо, поскольку животному становится труднее крутиться, ловя свой хвост, и в результате уровень тревожности повышается. Ограничение подвижности воздействует не на тот уровень болезненного процесса, на который следует.

Самотравматизация и связанные с этим поведенческие проблемы

Синдром самотравматизации связан с различными моделями поведения и может считаться стереотипным (компульсивным или навязчивым). Согласно общепринятому определению стереотипными могут считаться повторяющиеся действия, не имеющие явной цели или функции.

Существует несколько потенциальных причин самотравматизации у собак и кошек, включая поведение привлечения внимания, истинно компульсивное поведение, расстройства, вызванные припадками судорог, и дерматологические нарушения.

Диагноз «поведение привлечения внимания» можно поставить в том случае, если домашнее животное реализует модель стереотипного поведения, потому что это вызывает реакцию со стороны владельца. Причем для животного не имеет значения, какую реакцию вызовет его поведение у владельца – положительную или отрицательную. Даже отрицательное реагирование в виде наказания желаемо для такого животного, так как оно стремится привлечь внимание владельцев любыми средствами, причем в присутствии кого-либо из членов семьи.

Истинно компульсивное поведение наблюдается вне зависимости от присутствия кого-либо из членов семьи. Такие действия животное может совершать на протяжении большей части времени бодрствования. У собак компульсивная самотравматизация может стать реакцией на чувство тревоги или недостаток эмоциональных и физических стимулов в скудной эмоциональной среде. Постепенно такая модель поведения становится независимой от первоначальной причины и превращается в постоянную привычку, которая проявляется все чаще и чаще.

В некоторых случаях самотравматизация или другие модели компульсивного поведения могут быть формой расстройства, связанного с приступами судорог, при этом наблюдается положительный эффект от лечения противосудорожными препаратами.

Очень важно исключить дерматологические заболевания как основу для самотравмирования. Для успешного лечения требуется коррекция основного заболевания.

У собак к самотравматизации предрасположены некоторые породы, в особенности доберман-пинчеры (вылизывание бока), у некоторых рабочих и спортивных собак, в частности золотистый ретривер, лабрадор-ретривер, доберман-пинчер, немецкая овчарка (акральный дерматит на конечностях, гранулема от вылизывания, нейродермит), у бультерьеров, фокстерьеров и немецких овчарок наблюдаются случаи погони за собственным хвостом и укусы за хвост. У карликовых шнауцеров отмечаются случаи компульсивного поведения, напоминающего самотравматизацию, включая вылизывание различных предметов, таких как кухонные плиты и пылесосы.

Стереотипы территориального поведения собак

Стереотипы территориального поведения обеспечивают владение и распоряжение территорией проживания и пищевыми ресурсами, жизненно необходимыми индивидууму или группе в целом. Их внешним выражением являются все поведенческие комплексы, связанные с конкуренцией, изгнанием пищевого конкурента и т.п. Территориальные стереотипы, так же, как и стереотипы самозащиты, являются основой охранных функций собаки. Нередко именно в территориальных стереотипах поведения коренится и нежелательная агрессивность собаки.

Самостоятельное значение в качестве чисто территориального стереотипа имеет только поведение метки, а другие формы поведения, связанные с территорией, с равным основанием могут быть отнесены и к поведению самозащиты, и к социальным стереотипам. Однако активизируются эти поведенческие комплексы именно отношением к территории и покушением на нее со стороны конкурента. Необходимо подчеркнуть, что поведение метки свойственно не только кобелям, но и сильным, уверенным в себе сукам (особенно тем из них, которые постоянно живут в стае). Поведение метки у сук усиливается в период пустовки и непосредственно перед ней. Отличие метки от обычного мочеиспускания заключается в основном в количестве испускаемой мочи, но в некоторых случаях сука может даже поднимать заднюю ногу и стремиться пометить предмет как можно выше, как это делают кобели. Еще одно весьма заметное отличие поведения метки у сук состоит в том, что собака предварительно отыскивает место чужой лужицы на земле и «освежает» землю, царапая ее когтями. Первый вариант соответствует замене метки предшественника-кобеля, второй – замене метки суки.

Для нормального существования любому животному необходимы следующие основные территориальные зоны:

* зона безопасности (выживания), включающая жилище или место временного пребывания животного и ближайшие подступы к нему;

* зона уверенности, в которой животное чувствует себя полноправным хозяином и которую способно эффективно охранять от конкурентов;

* зона претензий, которой животное стремится владеть, но которую не может надежно охранять.

Читать еще:  Уход за жесткошерстным фокстерьером

Определение субъективно оцениваемых размеров зоны уверенности и зоны безопасности имеет смысл лишь в том случае, если собака гуляет свободно, без поводка и не за забором собственного участка. На участке или в доме границей зоны уверенности обычно служит входная дверь или калитка – недаром одно из проявлений соответствующего поведения Конрад Лоренц назвал «эффектом забора». Поводок (даже длинный и свободный) воспринимается собакой как физическое ограничение зоны безопасности.

Размер зоны безопасности определяется возможностями “борьбы не на жизнь, а на смерть”, результатом которой становится либо изгнание конкурента, либо собственная гибель. Бегство из зоны безопасности ставит под угрозу само выживание, поскольку животное лишается при этом и жилища, и необходимых ему пищевых ресурсов. Поэтому основным поведенческим механизмом конкуренции и/или самозащиты в зоне безопасности является описанное в классической этологии “поведение загнанной в угол крысы” – отчаянная борьба с любым соперником, даже с очень сильным и крупным, даже без шансов на победу. Необходимо отметить, что для вторжения в зону безопасности конкуренту нужны очень серьезные основания, также представляющие собой угрозу выживанию, – чаще всего голод или отсутствие собственного жилища. Поэтому конфликтные мотивации в зоне безопасности всегда очень сильны, а следовательно, агрессивное поведение выражено очень ярко, вплоть до уничтожения одного из конкурентов.

В жизни домашних собак центром зоны безопасности является “место” собаки в доме, а на временной территории во время прогулки – место, где находится хозяин, или ближайшие подступы к дому.

Границу зоны безопасности К.Лоренц назвал «критической дистанцией». В норме эта дистанция составляет 2-3 роста собаки в холке, а любые отклонения от этой величины как в ту, так и в другую сторону говорят о серьезных нарушениях в структуре психики.

Зона уверенности – это та территория, которую собака может эффективно охранять от соперников и, следовательно, чувствует себя в ней в комфортно и спокойно. На этой территории в дикой природе содержатся пищевые ресурсы, необходимые для выживания животного, а сокращение зоны уверенности означает для животного существенное ухудшение условий обитания, но не ведет к немедленной физической гибели. Конкуренция в зоне уверенности бывает достаточно острой, но почти всегда заканчивается бегством одного из соперников. Поэтому К.Лоренц назвал радиус этой зоны «дистанцией бегства». При этом «хозяин» территории отступает внутрь своей зоны уверенности вплоть до зоны безопасности, а «чужак», принужденный к бегству, уходит на расстояние, не меньшее, чем сумма дистанций бегства обоих соперников.

Для хорошо развитой собаки с адекватной самооценкой размер зоны уверенности составляет 10-20 ростов в холке (у кобелей он больше, у сук – несколько меньше). Размер зоны уверенности легче всего определить при наблюдении по тому, какую территорию собака метит во время прогулки, а также (как это делал К.Лоренц) по расстоянию, с которого собака отступает при появлении заведомо сильнейшего соперника. Зона уверенности совпадает с той территорией, на которой собака обычно держится на прогулке (с поправкой на отношения с хозяином).

Поводом для вторжения в чужую зону уверенности может послужить любой вид конкуренции. Это стремление завладеть той или иной «собственностью» (в дикой природе это прежде всего – пища, а у домашних собак стимулом может явиться и игрушка, и соблазнительная находка, и даже провокационное стремление приласкаться к чужому хозяину). Возможно и половое соперничество, и нападение на слабейших членов группы – детенышей и больных. При любой провокации в зоне уверенности драка у собак весьма вероятна, причем начинает ее, как правило, «хозяин» зоны.

В зоне уверенности, кроме механизмов конкуренции, работают и социальные механизмы, обеспечивающие групповое выживание. Поэтому именно в этой зоне наиболее ярко проявляются различия в поведении, обусловленные структурой отношений в группе.

Для соперничества в зоне уверенности особенно характерно предварительное выяснение силы соперника, поскольку бегство и бой как механизмы обороны в этой зоне одинаково возможны и эффективность их зависит только от соотношения сил. Именно в зоне уверенности наиболее явственно выражено ритуальное и демонстративное поведение, предшествующее драке (даже суки, особенно – знакомые между собой, в этой зоне нередко предупреждают о своих намерениях, чего нельзя ожидать в других зонах). По поведению собаки в зоне уверенности можно надежно судить о степени ее социализации, а по размерам этой зоны – об уверенности животного в себе, т.е. о его самооценке. Наблюдения за поведением собаки в зоне уверенности очень важны в прогностическом смысле, в том числе – с точки зрения прогноза социальной опасности животного.

Зона претензий, привлекающая животное пищевыми ресурсами, стимулами продолжения рода или другими возможностями, превышает по размерам возможности эффективной охраны. При этом рейд в зону претензий нередко означает одновременное пересечение границ чужой зоны уверенности. Поэтому в этой зоне при встрече с чужаком наиболее вероятно бегство в зону уверенности или даже в зону безопасности (при явно неблагоприятном соотношении сил). Агрессия в зоне претензий встречается редко и всегда свидетельствует о нарушениях психики и поведения, наиболее частыми из которых являются неадекватная социализация и резко завышенная самооценка.

Во внешнем наблюдении размеры зоны претензий определяются по тому, на какое расстояние собака время от времени отбегает от хозяина или от своего жилища. Размеры зоны претензий в высшей степени индивидуальны и зависят только от самооценки собаки. Поэтому по наблюдениям за собакой во время рейдов в зону претензий выявляется самооценка. Стабильность самооценки, на бытовом языке характеризуемая как «наглость», определяется по остроте реакции на появление потенциального конкурента (с учетом его размеров, силы и поведения). В остальном же поведение в этой зоне и вероятность агрессии определяются индивидуальным балансом мотиваций.

Отсутствие выходов в зону претензий является признаком серьезного нарушения социализации и самооценки, возможно, обусловленного собственным поведением хозяина и его отношением к собаке («синдром забитой собаки»).

Анализ проявлений территориального стереотипного поведения (в том числе, относящихся к месту собаки в доме) важен также для исследования поведения собаки дома: в одиночестве, в присутствии хозяев и при приходе посторонних. Социальные требования к поведению семейной собаки предусматривают нежелательность агрессии, связанной с конкуренцией за территорию, как по отношению к людям, так и по отношению к другим животным. С другой стороны, полное подавление стереотипов территориального поведения может привести к явлению «накопления инстинкта», исследованному К.Лоренцем, и к серьезным срывам и неврозам у собаки. По нашему мнению, «накопление инстинкта» связано с кумулятивным стрессом, затрагивающим территориальные мотивации и образованием соответствующей доминанты (эти понятия будут подробно обсуждаться ниже). Эта проблема вызывает много субъективных жалоб у владельцев собак и нередко требует применения корригирующих программ. Постоянное нарушение территориальных стереотипов может приводить, в частности, и к агрессивному поведению собаки в семье.

Территориальные стереотипы тесно связаны с разделением ресурсов между разными сообществами с одной стороны и с совместным их использованием одним сообществом – с другой. Поэтому они несомненным образом коррелируют с социальными (стайными) стереотипами, а нарушения, затрагивающие одни из них, нередко приводят и к нарушениям в других.

При практической работе с собакой характер ее реакций и выполнение упражнений нередко зависят от ее территориального восприятия. Наиболее очевиден эффект, связанный с событиями во внешней среде. Внимание собаки и острота ее реакций на события в зоне претензий минимальны. События в зоне уверенности привлекают большое внимание собаки, а ее реакции определяются принимаемыми собакой решениями. События в зоне безопасности имеют наибольший приоритет, но реакции на них, как правило, спонтанны и определяются эмоциональным статусом.

Те же закономерности прослеживаются и в реакциях собаки на команды и действия хозяина. В зоне безопасности (в том числе, и в пределах поводка, даже длинного и свободного) послушание собаки максимально – не только потому, что хозяин имеет возможность непосредственно воздействовать на животное, но и в силу особенностей поведения в этой зоне. При дистанционном воздействии собака, находящаяся в зоне уверенности, надежно воспринимает команды и действия хозяина, выполнение их зависит от типа отношений с хозяином. Если же собака, привлеченная каким-либо объектом или событием, уходит от хозяина в зону претензий, то ее внимание к командам и действиям хозяина резко снижается. Эти факторы необходимо учитывать при любой практической работе, будь то дрессировка, коррекция психики или воздействия в конкретной ситуации.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector