Почему исследования того, насколько умны животные, ошибочны

Обзираем научпоп. «Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?»

Редакторы отдела «Наука» помогут вам сэкономить время и деньги. Стоит ли покупать новую научно-популярную книжку или лучше сходить в кино? На что необходимо обратить своё внимание в первую очередь, а какие книги лучше подарить бывшей девушке и её новому бойфренду? Ответы на эти вопросы в нашей еженедельной рубрике «Обзираем научпоп». И сегодня мы препарируем нашумевший талмуд об обезьянах и людях Франса де Вааля «Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?». Спойлер: вряд ли.

Коллаж © L!FE. Фото: © EAST NEWS, © nonfiction.ru

Лёгкий для чтения рассказ-размышление одного из самых известных специалистов по поведению приматов. Автор на 300 страницах пускается в рассуждения о том, насколько умны животные и можем ли мы вообще здраво оценивать их способности.

И зачем это мне?

Ну как минимум чтобы не переоценивать собственное умственное развитие. Особенно полезно для руководителей. Хотя и подчинённым не грех почитать — всё-таки это позволит лучше понимать начальников. Ведь Франс де Вааль уже написал в своё время супербестселлер «Политика у шимпанзе. Власть и секс у приматов». Говорят, это настольная книга у многих топ-менеджеров и большинства депутатов.

Впрочем, если вы просто любите животных, интересуетесь их поведением и такой замечательной наукой, как этология, если вы размышляли, отличается ли человек от животных и лежат ли эти различия исключительно в области интеллекта, да просто, в конце концов, задумывались, почему ваш пёс или кошка умнее большинства знакомых вам людей, то прочитать эту книгу стоит. Одно можно сказать точно: с ней вы не заснёте.

А автор кто таков?

Франс де Вааль — голландец по происхождению, но большую часть жизни работает в США. Видимо, именно по этой причине основная область его интересов — поведение приматов, то есть обезьян. Де Вааль первым выдвинул предположение, что приматы могут не только соперничать, но и сотрудничать, мириться сами и мирить других.

Франс де Вааль. Фото: © Catherine Marin/wikimedia.org

Что интересного я узнаю?

Например, какую жидкость пытаются налить в кувшин обезьяны в попытке достать плавающие в нём лакомства. Что шимпанзе запоминает лучше человека. Как Усама бен Ладен помог научить собак лежать в томографе и как выглядит позиция «повелитель» у пары белоплечих капуцинов. Уже немало — можно блеснуть вечером перед друзьями!

Считается, что российские переводы очень «кривые», это так?

Ну, точно не в отношении этой книги. Издательство «Альпина нон-фикшн» постаралось, и в целом она переведена хорошо, однако некоторые клички животных и имена исследователей даются в нетрадиционной транскрипции. Так, Айрин Пепперберг, владелица самого умного попугая в мире — серого жако Алекса, стала Ирэн (хотя допускаются оба варианта), а шимпанзе Иони, живший у русского зоолога Надежды Николаевны Ладыгиной-Котс, американизировался и превратился в Джони. Кроме того, появился странный для восприятия термин «эволюционное познание» (в оригинале evolution of cognition), который, кажется, благозвучнее и понятнее было бы перевести как «эволюционная биология познания».

Внимание! Здесь можно остановиться и перейти по ссылке ниже, чтобы прочесть фрагмент из книги.

Вы остались с нами? Ок! Теперь по существу:

Эта книга не только об обезьянах, но и обо всех животных вообще. Главный вопрос: а у нас точно есть средства, чтобы объективно оценить интеллект непохожих на человека созданий? Может, мы просто не умеем подбирать им правильные, интересные для них задания? Или, как это часто бывает, считаем всех остальных животных хуже себя, а человека ставим во главу угла?

Де Вааль предлагает совершенно по-новому взглянуть на исследование ума животных. Он объясняет, какие направления этологии раньше были модными среди учёных, какие точки зрения задавали тон всем экспериментам по обучению животных и как господство некоторых концепций долгие годы искажало представления биологов об интеллектуальных способностях братьев наших меньших. Одна из таких концепций — бихевиоризм. В его рамках животное — это автомат, чёрный ящик с непонятным наполнением, способный только выдавать реакцию на внешний стимул и не готовый к самостоятельным действиям.

Фото: © wikipedia.org

Де Вааль на примерах экспериментов собственной исследовательской группы и коллег показывает, насколько ограниченными были ранние представления об умственных способностях животных. Он последовательно размывает границы между возможностями человека и остальных животных.

Оказывается, учёные уже обнаружили черты, ранее считавшиеся уникальными для Homo sapiens, у других видов. Человекообразные обезьяны умеют передавать языком жестов то, чего не видят в данный момент. Утята оперируют абстрактными понятиями. Шмели учатся правильным действиям, наблюдая за более опытными сородичами. Попугаи и даже муравьи пользуются орудиями труда. А самки орангутанов так и вовсе обожают пилить (хорошо хоть не самцов) и готовы соревноваться за звание лучшего мастера владения пилой. Качественной разницы между интеллектом человека и животного нет — она только количественная.

Рассказывая множество историй о неожиданных, на первый взгляд, умениях обезьян, кошек, лошадей, ворон, дельфинов и слонов, Франс де Вааль обращает внимание на тонкие детали методики экспериментов с животными. Он напоминает, что каждый вид приспособлен к жизни в своих уникальных условиях. Довольно глупо, скажем, заставлять кошку писать: её лапы просто не созданы, чтобы водить ручкой по бумаге. Странно, что в тестах на кооперацию обезьян обычно разделяют непроницаемой перегородкой, а людям разрешают сидеть за одним столом. А в опытах на узнавание лиц шимпанзе почему-то предлагают смотреть на людей, а не на представителей своего вида.

Кстати говоря, де Вааль однажды исправил эту методологическую ошибку, предложив своим подопечным шимпанзе разглядывать фотографии других таких же обезьян (а не людей). При этом на половине фотографий были их лица, а на остальных — их пятые точки. Поскольку шимпанзе реагировали на фото обезьяньих поп так же, как люди — на лица соотечественников, де Вааль сделал вывод, что шимпанзе узнают друг друга по виду сзади. За это он, серьёзный учёный, в 2012 году получил Шнобелевскую премию по анатомии. А впрочем, эта награда выдаётся за исследования, которые, хоть сначала и заставляют засмеяться, чуть позже дают повод задуматься. Как раз таки цель научных работ Франса де Вааля, а также его нынешней книги — сделать так, чтобы люди задумались: а правда ли они объективно оценивают возможности животных?

Фото: © EAST NEWS

В целом напрашивается вывод, что люди недооценивают представителей других видов или, по крайней мере, судят о них однобоко. Притом чем более дальним родственником человеку приходится животное, тем сложнее оценить его объективно. Сказывается разница в образе жизни и строении органов чувств. Нам сложно представить себя на месте подслеповатых летучих мышей или не вылезающих из воды китов и поэтому тяжело понять, на что они способны. Гораздо проще анализировать у ближайших родственников Homo sapiens формы поведения, привычные и понятные человеку.

Язык книги прост. Специальных научных терминов тоже немного. Все они объясняются по ходу текста. В целом работа Франса де Вааля может послужить отправной точкой для тех, кто только начинает поглядывать в сторону наук о поведении. В обширном списке использованных книг и статей такой читатель наверняка найдёт для себя что-нибудь подходящее, чтобы продолжить более глубокое изучение темы. Ну а те, кого давно занимают вопросы этологии и интеллекта животных, обязательно отыщут тут что-то новое и волнующее для себя.

Почему исследования того, насколько умны животные, ошибочны

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 588 538
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 547 332

Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?

Переводчик Николай Майсурян

Редактор Елена Наймарк, д-р биол. наук

Руководитель проекта И. Серёгина

Корректоры С. Чупахина, М. Миловидова

Компьютерная верстка A. Фоминов

Дизайн обложки Ю. Буга

Фото на обложке iStock

© Frans de Waal, 2016

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина нон-фикшн», 2017

Эта книга издана в рамках программы «Книжные проекты Дмитрия Зимина» и продолжает серию «Библиотека фонда «Династия». Дмитрий Борисович Зимин – основатель компании «Вымпелком» (Beeline), фонда некоммерческих программ «Династия» и фонда «Московское время».

Программа «Книжные проекты Дмитрия Зимина» объединяет три проекта, хорошо знакомые читательской аудитории: издание научно-популярных переводных книг «Библиотека фонда «Династия», издательское направление фонда «Московское время» и премию в области русскоязычной научно-популярной литературы «Просветитель».

Читать еще:  Рецепты блюд и лакомств для вашей собаки

Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

Кэтрин, на которой мне хватило ума жениться

Как бы велико ни было различие в умственных способностях человека и высших животных, оно, несомненно, заключается в количестве, а не в качестве.

Похолодало, и однажды ранним ноябрьским утром я обнаружил, что Франье, самка шимпанзе, собирает солому в своей спальне. Она подхватила ее под мышку и перетащила на остров, где и жили шимпанзе в зоопарке Бургерса в голландском городе Арнеме. Ее поведение застало меня врасплох. Во-первых, Франье никогда раньше не таскала солому куда бы то ни было; мы также ни разу не замечали других шимпанзе за подобным занятием. Во-вторых, если, как мы решили, она намеревалась согреваться в течение дня, то солому-то она собирала, находясь в обогреваемом помещении, в комфортной температуре. Это не была непосредственная реакция на холод, Франье готовилась к понижению температуры, которого в тот момент не ощущала. Самое резонное объяснение состояло в том, что она приняла во внимание вчерашний промозглый день и аналогичной погоды ждала сегодня. Так или иначе, теперь Франье и ее маленький сын Фонс пребывали в тепле и уюте в построенном ею соломенном гнезде.

Я никогда не перестаю удивляться сообразительности животных, хотя вполне отдаю себе отчет, что одного случая недостаточно, чтобы сделать выводы. Однако подобные истории побуждают к наблюдениям и исследованиям, которые помогают разобраться, что же происходит. Рассказывают, что писатель-фантаст Айзек Азимов как-то заметил: «Самая волнующая фраза в науке, которая возвещает о новом открытии, – вовсе не «Эврика!», а «Вот забавно…»». Мне это хорошо знакомо. Заинтригованные поведением наших животных, мы подолгу наблюдаем за ними, проверяем свои предположения и спорим с коллегами, что на самом деле означают полученные данные. Противоречия поджидают нас на каждом углу, поэтому мы не спешим с выводами. Даже если первоначальные наблюдения просты (обезьяна собирает солому), они могут породить далекоидущие заключения. Вопрос о том, способны ли животные строить планы на будущее, как, по всей видимости, поступала Франье, – один из тех, что весьма занимают современную науку. Специалисты говорят о мысленном путешествии во времени, хронестезии и автоноэзисе, но я постараюсь не прибегать к подобной заумной терминологии и излагать научные теории понятным языком. Я расскажу о повседневных проявлениях сообразительности животных и приведу данные, полученные экспериментальным путем. Истории из обычной жизни показывают, каким целям служит когнитивный интеллект животных. Экспериментальные наблюдения позволяют исключить альтернативные объяснения. Мне кажутся важными и те и другие, хотя я понимаю, что описание событий – более легкое чтение, чем результаты экспериментов.

Рассмотрим вопрос, имеющий непосредственное отношение к теме: умеют ли животные здороваться и прощаться? О первом нетрудно догадаться. Приветствие – это ответ на появление знакомого после его отсутствия. Так ваша собака начинает прыгать вокруг вас, как только вы переступили порог своего дома. Видео в Интернете, где домашние питомцы приветствуют хозяев-солдат, вернувшихся из-за рубежа, наводят на мысль о взаимосвязи между длительностью отсутствия и интенсивностью приветствия. Нам знакома эта взаимосвязь, так как она равным образом относится и к человеку. Но как обстоит дело с прощанием?

Нам страшно прощаться с теми, кого любим. Моя мама плакала, когда я собрался пересечь Атлантику, хотя мы оба прекрасно понимали, что мое отсутствие не продлится вечно. Прощание предполагает будущее расставание, вот почему оно редко встречается у животных. Но и на этот случай у меня припасена история. Однажды я приучал самку шимпанзе по имени Кюф поить молоком из бутылки приемного детеныша. Кюф вела себя во всех отношениях как мать, но у нее не хватало собственного молока, чтобы прокормить малыша. Мы вручали Кюф бутылку теплого молока, которое она аккуратно скармливала маленькой обезьянке. Кюф настолько преуспела в этом занятии, что даже ненадолго отодвигала бутылку, если малышу требовалось отрыгнуть. Для дневного кормления мы звали в помещение Кюф с детенышем, которого она день и ночь носила на себе, тогда как остальные обезьяны оставались снаружи. По прошествии некоторого времени мы заметили, что вместо того, чтобы незамедлительно прийти, Кюф совершает длинный обходной маневр. Она кружила по острову, навещая альфа-самца, альфа-самку, нескольких добрых друзей и каждого одаривая поцелуем, прежде чем направиться к зданию. Если другие шимпанзе спали, она будила их, чтобы попрощаться. Само по себе поведение опять-таки было простым, но конкретные обстоятельства заставляли задуматься о лежащем в его основе мыслительном процессе. Кюф, как и Франье, просчитывала ситуацию на шаг вперед.

Как же быть со скептиками, которые убеждены, что животные по определению застряли в ловушке настоящего времени и только человек помышляет о будущем? Обосновано ли их высокомерие или они просто закрывают глаза на возможности животных? И почему человечество так склонно преуменьшать интеллект животных? Мы без колебаний отказываем им в способностях, которые у себя воспринимаем как должное. Что стоит за этим? В попытке понять, каким уровнем интеллектуального развития обладают другие виды, главная проблема заключается не в животных, а в нас самих. Человеческое мироощущение, способность к творчеству и воображение в значительной степени составляют часть проблемы. Прежде чем мы зададимся вопросом, способны ли животные на какую-либо разумную деятельность – особенно такую, которую мы высоко ценим в себе самих, – нам следует преодолеть внутреннее сопротивление, чтобы по меньшей мере рассмотреть эту возможность. Поэтому главный вопрос книги: «Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?»

Почему исследования того, насколько умны животные, ошибочны

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 588 538
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 547 332

Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?

Переводчик Николай Майсурян

Редактор Елена Наймарк, д-р биол. наук

Руководитель проекта И. Серёгина

Корректоры С. Чупахина, М. Миловидова

Компьютерная верстка A. Фоминов

Дизайн обложки Ю. Буга

Фото на обложке iStock

© Frans de Waal, 2016

© Издание на русском языке, перевод, оформление. ООО «Альпина нон-фикшн», 2017

Эта книга издана в рамках программы «Книжные проекты Дмитрия Зимина» и продолжает серию «Библиотека фонда «Династия». Дмитрий Борисович Зимин – основатель компании «Вымпелком» (Beeline), фонда некоммерческих программ «Династия» и фонда «Московское время».

Программа «Книжные проекты Дмитрия Зимина» объединяет три проекта, хорошо знакомые читательской аудитории: издание научно-популярных переводных книг «Библиотека фонда «Династия», издательское направление фонда «Московское время» и премию в области русскоязычной научно-популярной литературы «Просветитель».

Все права защищены. Произведение предназначено исключительно для частного использования. Никакая часть электронного экземпляра данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для публичного или коллективного использования без письменного разрешения владельца авторских прав. За нарушение авторских прав законодательством предусмотрена выплата компенсации правообладателя в размере до 5 млн. рублей (ст. 49 ЗОАП), а также уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет (ст. 146 УК РФ).

Кэтрин, на которой мне хватило ума жениться

Как бы велико ни было различие в умственных способностях человека и высших животных, оно, несомненно, заключается в количестве, а не в качестве.

Похолодало, и однажды ранним ноябрьским утром я обнаружил, что Франье, самка шимпанзе, собирает солому в своей спальне. Она подхватила ее под мышку и перетащила на остров, где и жили шимпанзе в зоопарке Бургерса в голландском городе Арнеме. Ее поведение застало меня врасплох. Во-первых, Франье никогда раньше не таскала солому куда бы то ни было; мы также ни разу не замечали других шимпанзе за подобным занятием. Во-вторых, если, как мы решили, она намеревалась согреваться в течение дня, то солому-то она собирала, находясь в обогреваемом помещении, в комфортной температуре. Это не была непосредственная реакция на холод, Франье готовилась к понижению температуры, которого в тот момент не ощущала. Самое резонное объяснение состояло в том, что она приняла во внимание вчерашний промозглый день и аналогичной погоды ждала сегодня. Так или иначе, теперь Франье и ее маленький сын Фонс пребывали в тепле и уюте в построенном ею соломенном гнезде.

Читать еще:  Уход за бостон-терьером

Я никогда не перестаю удивляться сообразительности животных, хотя вполне отдаю себе отчет, что одного случая недостаточно, чтобы сделать выводы. Однако подобные истории побуждают к наблюдениям и исследованиям, которые помогают разобраться, что же происходит. Рассказывают, что писатель-фантаст Айзек Азимов как-то заметил: «Самая волнующая фраза в науке, которая возвещает о новом открытии, – вовсе не «Эврика!», а «Вот забавно…»». Мне это хорошо знакомо. Заинтригованные поведением наших животных, мы подолгу наблюдаем за ними, проверяем свои предположения и спорим с коллегами, что на самом деле означают полученные данные. Противоречия поджидают нас на каждом углу, поэтому мы не спешим с выводами. Даже если первоначальные наблюдения просты (обезьяна собирает солому), они могут породить далекоидущие заключения. Вопрос о том, способны ли животные строить планы на будущее, как, по всей видимости, поступала Франье, – один из тех, что весьма занимают современную науку. Специалисты говорят о мысленном путешествии во времени, хронестезии и автоноэзисе, но я постараюсь не прибегать к подобной заумной терминологии и излагать научные теории понятным языком. Я расскажу о повседневных проявлениях сообразительности животных и приведу данные, полученные экспериментальным путем. Истории из обычной жизни показывают, каким целям служит когнитивный интеллект животных. Экспериментальные наблюдения позволяют исключить альтернативные объяснения. Мне кажутся важными и те и другие, хотя я понимаю, что описание событий – более легкое чтение, чем результаты экспериментов.

Рассмотрим вопрос, имеющий непосредственное отношение к теме: умеют ли животные здороваться и прощаться? О первом нетрудно догадаться. Приветствие – это ответ на появление знакомого после его отсутствия. Так ваша собака начинает прыгать вокруг вас, как только вы переступили порог своего дома. Видео в Интернете, где домашние питомцы приветствуют хозяев-солдат, вернувшихся из-за рубежа, наводят на мысль о взаимосвязи между длительностью отсутствия и интенсивностью приветствия. Нам знакома эта взаимосвязь, так как она равным образом относится и к человеку. Но как обстоит дело с прощанием?

Нам страшно прощаться с теми, кого любим. Моя мама плакала, когда я собрался пересечь Атлантику, хотя мы оба прекрасно понимали, что мое отсутствие не продлится вечно. Прощание предполагает будущее расставание, вот почему оно редко встречается у животных. Но и на этот случай у меня припасена история. Однажды я приучал самку шимпанзе по имени Кюф поить молоком из бутылки приемного детеныша. Кюф вела себя во всех отношениях как мать, но у нее не хватало собственного молока, чтобы прокормить малыша. Мы вручали Кюф бутылку теплого молока, которое она аккуратно скармливала маленькой обезьянке. Кюф настолько преуспела в этом занятии, что даже ненадолго отодвигала бутылку, если малышу требовалось отрыгнуть. Для дневного кормления мы звали в помещение Кюф с детенышем, которого она день и ночь носила на себе, тогда как остальные обезьяны оставались снаружи. По прошествии некоторого времени мы заметили, что вместо того, чтобы незамедлительно прийти, Кюф совершает длинный обходной маневр. Она кружила по острову, навещая альфа-самца, альфа-самку, нескольких добрых друзей и каждого одаривая поцелуем, прежде чем направиться к зданию. Если другие шимпанзе спали, она будила их, чтобы попрощаться. Само по себе поведение опять-таки было простым, но конкретные обстоятельства заставляли задуматься о лежащем в его основе мыслительном процессе. Кюф, как и Франье, просчитывала ситуацию на шаг вперед.

Как же быть со скептиками, которые убеждены, что животные по определению застряли в ловушке настоящего времени и только человек помышляет о будущем? Обосновано ли их высокомерие или они просто закрывают глаза на возможности животных? И почему человечество так склонно преуменьшать интеллект животных? Мы без колебаний отказываем им в способностях, которые у себя воспринимаем как должное. Что стоит за этим? В попытке понять, каким уровнем интеллектуального развития обладают другие виды, главная проблема заключается не в животных, а в нас самих. Человеческое мироощущение, способность к творчеству и воображение в значительной степени составляют часть проблемы. Прежде чем мы зададимся вопросом, способны ли животные на какую-либо разумную деятельность – особенно такую, которую мы высоко ценим в себе самих, – нам следует преодолеть внутреннее сопротивление, чтобы по меньшей мере рассмотреть эту возможность. Поэтому главный вопрос книги: «Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?»

Эффект Даннинга-Крюгера: чего не знают «всезнайки», или иллюзия компетентности

Чем больше человек знает, тем очевиднее для него, насколько эти знания скудны (вспомним приписываемое Сократу «Я знаю, что ничего не знаю»). С тем же успехом этот закон работает и наоборот: чем меньше человек знает, тем увереннее он в своих знаниях и их безграничности. Сегодня перевели статью о когнитивном искажении раздутой самооценки и иллюзии компетентности — так называемом эффекте Даннинга-Крюгера. Вместе с главным редактором Knowing Neurons Кейт Фейлхабер разбираемся, почему некоторые люди не могут адекватно оценивать свои умения, когнитивные способности и уровень популярности, к каким последствиям это может вести и что отличает по-настоящему компетентных людей.

Однажды в 1995 году крупный здоровый мужчина среднего возраста ограбил два банка Питтсбурга средь бела дня. На нём не было маски или какой-либо другой маскировки, и он улыбался, глядя в камеры видеонаблюдения, прежде чем выходить из каждого банка. Позже той ночью полиция задержала потрясенного преступника Макартура Уилера. Когда ему показали записи с камер, Уилер смотрел в недоумении.

«Но на мне же был сок», — пробормотал он.

Видимо, Уилер считал, что нанесение лимонного сока на кожу делает его невидимым для камер видеозаписи. Ведь лимонный сок используется в качестве невидимых чернил, поэтому, по логике Уилера, пока он не находится рядом с источником тепла, он должен быть полностью невидимым.

Полиция пришла к выводу, что Уилер не был сумасшедшим или под воздействием наркотиков — просто он глубоко заблуждался.

На эту историю наткнулся Дэвид Даннинг из Корнеллского университета, который заручился поддержкой своего аспиранта, Джастина Крюгера, чтобы разобраться, что же тогда произошло.

Они рассуждали, что хотя почти все позитивно расценивают свои способности в различных социальных и интеллектуальных сферах, некоторые люди склонны ошибочно их завышать.

Эта иллюзия уверенности сегодня известна как «эффект Даннинга-Крюгера» и описывает когнитивное искажение раздутой самооценки.

Чтобы исследовать этот феномен в лаборатории, Даннинг и Крюгер разработали несколько экспериментов. В одном исследовании они задали студентам ряд вопросов о грамматике, логике и юморе, а затем попросили каждого респондента оценить свои результаты в целом, а также их относительный рейтинг по сравнению с другими студентами. Примечательно, что студенты, набравшие самый низкий результат в познавательных задачах, всегда переоценивали, насколько хорошо они справились. И наоборот — те учащиеся, что занижали себе оценку, выполняли задания лучше, чем две трети остальных.

Читайте также Парадоксы интеллекта: почему умные люди совершают глупости?

Эта «иллюзия уверенности» простирается на сферы за пределами университета и пронизывает реальную жизнь.

В следующем исследовании Даннинг и Крюгер покинули стены лаборатории и отправились на стрельбище, где они опрашивали любителей стрельбы о безопасности оружия. Аналогично их предыдущим результатам, те, кто отвечал на наименьшее количество вопросов правильно, безумно переоценивал свои знания об огнестрельном оружии.

За пределами фактических знаний, эффект Даннинга-Крюгера можно также наблюдать и при оценке людьми множества других личных способностей.

Если вы посмотрите любое шоу талантов, то можете заметить шок на лицах участников, которые не прошли кастинг и были отклонены судьями.

Может показаться забавным, когда люди действительно не подозревают, насколько вводят себя в заблуждение своим же собственным мнимым превосходством.

Безусловно, для нас характерно переоценивать свои способности. Одно исследование показало, что 80% водителей оценивают свои навыки вождения выше среднего, что является статистической невозможностью. И подобные же тенденции наблюдаются, когда люди оценивают свою популярность и когнитивные способности .

Проблема в том, что, когда люди некомпетентны, они не только приходят к неправильным выводам, но, кроме того, они лишены возможности осознавать свои ошибки.

Читать еще:  Фотографии в стиле хайку

Одно исследование студентов, которое длилось в течение семестра, показало, что успевающие ученики могли хорошо прогнозировать свою эффективность на экзаменах, основываясь на результатах прошлых оценок. Однако самые отстающие учащиеся не признавали своих проблем, несмотря на явные и неоднократные негативные оценки со стороны преподавателей. Вместо того чтобы оказаться в замешательстве, в недоумении или задуматься о своих неверных подходах, несведущие студенты настаивали на своей правоте.

Как писал Чарльз Дарвин в «Происхождении человека» (1871):

«Невежество чаще порождает уверенность, чем знание».

В своем классическом исследовании Даннингу и Крюгеру удалось пронаблюдать, что действительно умные люди не в состоянии точно оценивать свои способности. Те студенты, чьи когнитивные показатели были в верхнем квартиле ⓘВерхний квартиль – часть набора данных с наиболее высокими значениями в статистических исследованиях., недооценивали свою относительную компетентность. Такие студенты полагали, что если задачи им даются легко, то, должно быть, они являются легкими и для всех остальных.

Это так называемый «синдром самозванца», и его можно сопоставить с еще одним аспектом эффекта Даннинга-Крюгера, который проявляется тогда, когда ученики с высокими показателями не могут распознавать свои таланты и считают, что другие не менее компетентны.

Читайте также «Поймай меня, если сможешь»: что такое синдром самозванца

Разница в том, что действительно компетентные люди, в отличие от некомпетентных, открыты для критики и в состоянии корректировать свою самооценку, исходя из соответствующей обратной связи.

И в этом кроется ключ к неразумному поведению того грабителя банка. Иногда мы пытаемся делать вещи, которые ведут к благоприятным результатам, но иногда — как идея с лимонным соком — наши подходы несовершенны, иррациональны, нелепы или просто глупы.

Фокус заключается в том, чтобы не обманываться иллюзией своего превосходства и систематически пересматривать свою компетентность.

В конце концов, как говорил Конфуций,

«Истинное знание — это знание о невежестве».

10 совершенно ошибочных фактов о животных

Начиная с самого детства, мы много узнали о животных — из школьного курса, книг или телепередач. Но порой бывает так, что наши представления о животных, как и многие другие понятия, не совсем верны. В то время как массмедиа отлично справляются со своей работой развлекать зрителя, они зачастую дают неверную информацию, когда дело доходит до обучения новому. В этом выпуске мы рассмотрим десять распространенных и живучих мифов о животных.

1. Жабы

Миф: от прикосновения к жабам вырастают бородавки.

Это удивительно распространенное заблуждение, и множество людей с помощью Google пытаются выяснить, есть ли доля правды в этом утверждении. А правда заключается в том, что в нем нет никакой правды вообще. Этот миф, скорее всего, связан с тем, что родители обычно говорят своим детям не трогать жаб, только что найденных в грязи. Однако оказывается, что бородавки можно подхватить практически в любом месте, их вызывает вирус папилломы человека — но он не имеет ничего общего с жабами. Однако родители все еще могут найти для своих детей хорошую причину не трогать жаб: жабья кожа содержит буфотоксин, который может вызвать раздражение.

2. Золотая рыбка

Миф: у золотой рыбки плохая память.

Другой распространенный миф гласит о том, что у золотых рыбок очень короткая память и что они очень глупые. Оказывается, на самом деле золотые рыбки достаточно умные существа и, вероятно, не были бы рады таким попыткам очернить их интеллект. Память золотой рыбки в действительности довольно развита, они способны помнить какие-то события неделями и обучаются выполнению сложных задач. Среди комплекса задач, которым они обучались: толкание рычагов, звон колокольчиков, — другими словами, они умны практически так же, как крысы.

3. Гепарды

Миф: гепард — самое быстрое животное в мире.

В этом утверждении есть доля истины, потому что гепард — самое быстрое наземное животное в мире, на коротких дистанциях он достигает скорости 109 км/ч, что превышает ограничение скорости на многих дорогах США. Однако гепард не является самым быстрым животным на планете, этот титул принадлежит птице. Иглохвостый стриж является самым быстрым живым существом на планете: при горизонтальном полете он способен развивать скорость более 111 км/ч. Близкий родственник этой птицы был еще быстрее, но запись не учитывается официально учеными, потому что способ, которым был проведен этот замер, не был признан научным. Кроме того, самые быстрые рыбы в мире, парусники, по существу делят с гепардами второе место, плавая со скоростью 109 км/ч.

4. Пауки-сенокосцы

Миф: яд паука-сенокосца более ядовит, чем яд любого другого паука, но, к счастью, паук не может прокусить кожу человека.

Многие считают, что пауки-сенокосцы чрезвычайно ядовиты. В то же время существует заблуждение о том, что их рты слишком малы, чтобы укусить человека. Эти популярные заблуждения были опровергнуты знаменитыми «разрушителями мифов» с помощью эксперимента, в ходе которого паук успешно прокусил руку Адама. «Разрушитель» признался, что не почувствовал ничего, кроме очень слабого мгновенного жжения в месте укуса. Анализ показал, что эти пауки не являются ядовитыми и безопасны для человека.

5. Страусы

Миф: страусы прячут голову в песок.

Это один из тех мифов, который невероятно укоренился, в основном благодаря многочисленным мультфильмам и карикатурам, которые заставляют нас воспринимать эту «страусиную повадку» как должное. Мы все слышали, что, когда кто-то не хочет иметь дело с проблемой, они «ныряют головой в песок как страус», якобы так делают птицы, когда рядом опасность. Между тем страусы имеют тенденцию убегать, если чувствуют приближение опасности, а также вполне в состоянии защитить себя мощными ударами клюва или ног. В реальности при потенциальной опасности страусы просто опускают голову ниже, чтобы их сложнее было заметить.

6. Быки

Миф: бык впадает в ярость от красного цвета.

Испытывая быка на механических матадорах с тряпками разных цветов (неподвижными и колеблющимися), эксперименты показали, что бык звереет от колеблющейся тряпки, а не от красного цвета или силуэта человека. Наконец, эксперт провел «смертельный трюк», простояв неподвижно на площадке в красном костюме, пока два профессиональных ковбоя дразнили быка. В общем, несмотря на то, что быки различают цвета (у них дихроматическое зрение), реагируют они на движение.

7. Змеи

Миф: змеи слышат и реагируют на музыку.

Заклинание змей — один из самых интересных и в то же время опасных трюков. Заклинатели змей играют на флейте, и змея качается под музыку, очарованная успокаивающими нотами. Ну, за исключением того, что все в последнем предложении не соответствует действительности. Оказывается, змеи не слышат то, что делают люди, они могут чувствовать вибрации, и в процессе заклинания змеи на самом деле реагируют на движения, произведенные факирами, а не на звук флейты. Получается, что, как и многие уличные артисты, заклинатели змей больше беспокоятся о том, чтобы это их представление было зрелищным. Не стоит также забывать о том, что факиры могут плохо обходиться со своими ползучими артистами: многим змеям проводят опасную и болезненную процедуру — удаление клыков.

8. Коалы

Миф: коалы — это медведи.

Многие люди, упоминая о приятных маленьких пушистых существах, которые живут на эвкалиптах в Австралии, говорят о них «медведи коала». Это определение является достаточно понятным, потому что эти зверьки действительно очень похожи на миниатюрных медведей, но на самом деле они сумчатые. Коала считается сумчатым, потому что у нее есть карман, чего лишены медведи. Оказывается, что на самом деле коалы гораздо ближе к вомбатам, чем к медведям.

9. Собаки

Миф: старую собаку новым трюкам не научишь.

Многие слышали это выражение и не только запомнили, но и приняли его как само собой разумеющееся. Были проведены исследования на старых собаках, и обнаружено, что при правильной подготовке они смогли научиться новым трюкам, как и молодые собаки.

10. Дельфины

Миф: дельфины всегда дружелюбны и готовы помочь.

Есть одна вещь, о которой обычно говорят с уверенностью: дельфины всегда поддержат человека в океане, спасут от акул и помогут найти путь к берегу. Реальность же не такая радужная — иногда дельфины могут быть убийцами! Недавно ученые сделали несколько очень тревожных открытий о дельфинах и о том, как те замучили до смерти дельфиненка. Факт остается фактом — дельфины вредят себе подобным.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector