Все славяне – оборотни?

Оборотень (перевертыш) – человек, умеющий оборачиваться (или, как это называли наши предки, перекидываться) в животное, то есть кардинально изменять структуру собственного тела, доводя его до полной идентификации с искомым биологическим объектом. Строго говоря, в культурно-религиозной системе древних славян существовало представление о том, что оборотничество в зависимости от контекста может являться проклятьем или перманентным негативным воздействием, в результате проявления которого человек уже не имеет возможности принять исходный облик. Иными словами, оборотень – это не обязательно воин или волхв, имеющий способности к контролируемой териантропии (анималистической трансформации). Оборотень может быть существом, которое некогда являлось человеком, но в результате тех или иных обстоятельств навсегда утратило изначальный облик.

Наиболее распространенный вид оборотничества – превращение в волка (ликантропия). Такого оборотня наши предки называли волколак или волкодлак («длака» означает «волчья шкура»). Чаще всего волколаками становились воины, культ волка вообще являлся неотъемлемой частью воинской культуры древних славян (наряду с культом медведя). Волк – хищник, идеальный охотник, бесшумный и смертоносный. Человеку есть чему поучиться у волка, но во многом это животное все равно остается совершеннее. Именно поэтому славянскими волхвами на протяжении тысячелетий разрабатывались сакральные методики, благодаря которым воин в экстремальных условиях может взывать к своей животной природе и превращаться в волка. Контролируемое превращение – верх мастерства оборотничества.

Другой достаточно распространенный среди наших предков культ оборотничества использовал базовые принципы, основанные на образе медведя. Воин, способный превращаться в это животное, назывался бералак («бер» с древнеславянского переводится как «медведь»). Медведь сильнее волка, но неповоротливее. Воинское искусство древних славян при выборе той или иной методики учитывало актуальные обстоятельства и личностные характеристики человека. В результате многие воины учились обращаться в медведей, а не волков.

Для волхвов предпочтительнее образы птиц и представителей семейства кошачьих. Мудрецы – не воины, но хитрость, скорость и способность скрытого передвижения способны помочь ведуну в трудную минуту. Человека, превращающегося в кошку, называли кошколак. А волхва, становящегося вороном, именовали воролаком (позже – варком или варгом).

Существует распространенное и достаточно уверенное заблуждение на счет того, что оборотнем может быть лишь мужчина. Это не так. Можно отыскать немало источников, в которых говорится о том, что ведуньи могут обращаться и лисицами, и рысями, и птицами. И хотя образы волка или медведя, безусловно, являются в большей степени «мужскими», есть несколько легенд, рассказывающих о женщинах-волках.

Из наиболее древних «официальных» источников об оборотничестве достаточно наглядно рассказывает «Повесть временных лет». Но в данном произведении интересен не только всем известный образ князя-волхва Олега, попеременно обращающегося различными животными (способность к нескольким видам оборотничества – верх жреческого мастерства превращения). Часто забывается Всеслав Полоцкий, представленный в «Повести» таинственным и могучим оборотнем. Но в любом случае ПВЛ — это лишь отголосок, который не передает и сотой доли тех знаний, которые наши предки вкладывали в целое оккультное направление.

Оборотни в культуре славян никогда не считались бессмысленно жестокими или опасными созданиями. Любой оборотень – воин в состоянии боевого транса или насильно превращенный в волка человек – сохраняет свое человеческое сознание. Воин достигает этого тренировками, тогда как жертва стороннего воздействия неосознанно подавляет животное начало сильными вспышками эмоций (переживаниями). Вообще это очень тонкий и сложный аспект, проследить который в настоящий момент совсем не просто даже на основе древнейших источников. Тем не менее, в русских народных сказках Серый Волк – помощник Ивана Царевича.

В легендах также упоминается, что оборотничество может стать своеобразным наказанием. Если человек провинился перед родом, то по решению совета старейшин его вполне могли насильно обратить в волка, медведя, лисицу или росомаху. В зависимости от провинности наказание могло длиться от нескольких дней до нескольких лет (встречался и пожизненный вариант).

Любопытно, что на Крайнем Севере долгое время бытовала легенда о том, как оборотень-волк вступил в контакт с дикими представителями этого вида и вскоре у него появилось собственное потомство. Очевидно, что существа, рожденные столь противоестественным способом, не отличались добродушным нравом. В легенде говорится, что в итоге вся «стая» была истреблена. Не смотря на возраст этой истории, абсолютно очевидна ее несостоятельность. Во-первых, дикий волк никогда не подпустит к себе человека-волка. Известно совсем немного случаев, когда между оборотнем и животным возникали достаточно тесные отношения, но, в любом случае, речь шла о боевой дружбе между воином и преданным ему созданием. Во-вторых, человек-оборотень и животное физиологически не могут иметь потомство, так как являются представителями двух принципиально разных биологических видов. Тем не менее, как говорится, сказка ложь, да в ней намек…

Еще одна особенность славянских легенд о перевертышах заключается в том, что люди, владеющие подобным умением, на определенном этапе самосовершенствования получают возможность превращаться в неодушевленные предметы – камни, деревянные изделия, украшения. Есть упоминания о том, как особенно сильные ведуны концентрировали в себе всю энергию своего рода и обрушивались на врага в образе неистового водного потока или огненной стены. Правда, после подобных метаморфоз сами ведуны не выживали.

В отличие от европейских оборотней славянские волколаки и бералаки не передают свое «проклятье» другим людям через укус. В Европе оборотничество считали болезнью, а наши предки полагали, что каждый из нас – перевертыш, в той или иной степени. Славяне были близки к природе, они уважали и почитали ее, а потому природное (животное) начало никак не могли считать злом. Фактически любой представитель нашей расы при желании и должном упорстве может стать оборотнем. Другой вопрос, что нужно это далеко не всем.

Что же касается какого-то особенного «магического» оружия против оборотней (вроде чеснока против вампиров), то славянские легенды ни о чем подобном не упоминают. И это логично, ведь оборотень даже в облике животного, по сути, остается смертным человеком, а значит, его можно одолеть вполне обычными средствами – меч или стрела ранят его, как и любое живое существо мира Яви.

Вообще волк, например, животное во многом позитивное. Он не только хороший охотник, он также «примерный» семьянин – волки живут стаями, они моногамны и никогда не ставят свои интересы выше интересов семьи. Разве могли наши предки не обратить особое внимание на животное, которое по своим жизненным устоям так похоже на них? Да и медведь, исстари считавшийся хозяином леса, имеет немало положительных качеств. Не зря именно это обличие более остальных любит главный оборотень среди славянских богов мудрый Велес .

Таким образом, в славянской обрядово-религиозной культуре мотив оборотничества чаще всего рассматривался лишь в положительном аспекте. Оборотень в проекции на эзотерический символизм древнейших традиций наших предков – это человек, уважающий природу, ведающий и понимающий ее законы. И даже если говорить об этом буквально, то способность к обращению – это дар, а не проклятье, и мудрый человек всегда сумеет использовать этот дар на благо своего рода.

Все славяне – оборотни?

Оборотни у славян

Волкодлак, волколак, волкулак, вовкулак, в славянской мифологии человек-волк; оборотень; колдун, способный превращаться в волка и обращать в волков других людей. Легенды об оборотне общи всем славянским народам. В представлениях о волколаке соединились черты фольклорного образа и заимствования из представлений о христианской демонологии.

Исключительная архаичность представлений об оборотнях явствует из того, что в других индоевропейских традициях (в частности в хеттской) превращение жениха в волка связывается с распространенной формой брака — умыканием (насильственным уводом невесты).

Древность этого образа подтверждается также летописью 1282 года, повествующей о волколаке, который «гонит облака и изъедает луну» (славяне долго хранили веру в волхвов-облакогонителей, которые превращались в волков, поднимались на небо и призывали дождь или разгоняли тучи).

По мнению Ф. Буслаева, «остаток этого предания доселе сохранился в пословице: «Серый волк на небе звезды ловит.» В отличии от мифологии народов Европы, у славян оборотень изначально был положительным персонажем, да и факт оборотничества воспринимался в принципе как нормальное явление. Необычное — да, но не в коем случае — не страшное и ужасное.

Косвенно это подтверждает и древний русский заговор, записанный Сахоровым:

«На море, на океане, на острове Буяне, на полой поляне светит месяц на осинов пень, в зелен лес, в широкий дол. Около пня ходит волк мохнатый, на зубах у него весь скот рогатый, а в лес волк не заходит, а в дол волк не забродит. Месяц, месяц — золотые рожки! Расплавь пули, притупи ножи, измочаль дубины, напусти страх на зверя человека и гада, чтобы они серого волка не брали, теплой шкуры с него не драли. Слово мое крепко, крепче сна и силы богатырской.»

Обращение в волка было уподоблением одному из наиболее почитаемых и могущественных, наделяемых сверхъестественными силами зверей. Имя этого зверя было настолько священным, что его нельзя было произносить в слух, поэтому вместо «волк» говорили «лютый», а мужчин некоторых племен называли «лютичи».

Способность превращаться в волка издревле приписывалась «особо сильным» колдунам и, видимо, составляла необходимую часть определенных обрядов. «Оборотиться», «обвернуться» (превратиться) нередко буквально означало «перевернуться», то есть перекувырнуться, «переброситься через себя» или через условную границу.

«Оборачиваясь», человек как бы переворачивался той стороной своего существа, которая приобщена к высшим силам мира, к почитаемым зверям, птицам, рыбам — «предкам, родственникам и покровителям».

В повествованиях об оборотнях грань между человеком и зверем — узенькая полоска ножа, веревки, ветки, в сущности, она проходит через самого оборотня: он и человек, и животное одновременно. Практика оборотничества была настолько распространена среди славянских племен, что Геродот описывает ежегодное превращение невров (славянское племя, предположительно обитавшие на территории Белоруссии) на несколько дней в волков, как нечто само собой разумеющееся.

А славянский героический эпос, вообще, характеризует главного героя оборотня как существо божественного происхождения. При рождении русского героя-волка Волги Всеславовича:

А и на небе просветя светлел месяц,
А в Киеве родился могуч богатырь,
Как бы молоды Вольх Всеславьевич.
Подрожала сыра земля,
Стреслося славное царство Индейское,
А и синея море сколыбалося
Для-ради рождения богатырскова,
Молода Вольха Всеславьевича.

Подобные катаклизмы и природные явления сопровождали рождение стихийных славянских божеств. Многие исследователи проводят параллели (правда, весьма условные), согласно которым Вольх — это киевский князь Олег, считавшийся вещим ( другим словом для обозначения волколака было слово, образованное от глагола vedati — «знать»: укр.вiщун — «волк-оборотень», др.-чеш.vedi — «волчицы-оборотни», словен. vedomci, vedunci, vedarci — «волки-оборотни»).

Впрочем таким князем-оборотнем был и не менее прославившийся Всеслав Полоцкий (вторая половина 11 в.), который «. князьям города рядил, а сам в ночи волком рыскал. Херсоню великому волком путь перерыскивал. » (Слово о полку Игореве).

Другим славянским оборотнем, героем белорусского и сербского эпосов, был Змей Огненный Волк. Его образ также восходит к общеславянскому мифу о герое-волке. Он рождается от Огненного Змея, появляется на свет в человеческом облике, «в рубашке» или с «волчьей шерстью» — приметой чудесного происхождения. Может оборачиваться волком и другими животными, в том числе — птицей; совершает подвиги, используя способность превращать себя (и дружину) в животных.

Многие из существ низшей мифологии тоже имели склонность к оборотничеству, леший, например, очень часто превращался в белого волка (белого царика) или в волчьего пастыря.

С принятием христианства все прежние божества были низвергнуты и объявлены демонами. Не обошла эта участь и оборотней, которые из божеств-помощников и героев-богатырей стали жуткими чудовищами ночных кошмаров. Среди русских крестьян XXвека вера в оборотничество, в общем, угасает, хотя рассказы об оборотнях — волках и медведях до сих пор популярны в некоторых районах России.

ПРИМЕТЫ ОБОРОТНЯ

Основной приметой волколака, как и героя-волка, является заметная от рождения «волчья шерсть» (сербохорв. Вучка длака, словенск. Volcja dlaka) на голове (сравни тождественную древнеисландскую примету — vargshar, «волчьи волосы» оборотня).

Читать еще:  Возможно, в России скоро перестанут считать домашних животных просто имуществом

Также узнать оборотня можно по тому, что у них коленки задних ног повернуты вперед, как у человека, а не назад, как у животного. Вынужденные волколаки людям не причиняют вреда, кроме тех, кто их «испортил». Те не должны попадаться им на глаза.

Когда оборотень подходит напиться к воде, там отражается не волк, а человеческий образ.

Отличали животных-оборотней по необычному поведению, реже — по каким-то чертам в их облике (белая полоса на шее волка, белый цвет шкуры, отсутствие хвоста).

СПОСОБЫ ПРЕВРАЩЕНИЯ

Самым первым известным способом превращения было оборачивание с помощью заговоров и обрядов («премудростей»):

Втапоры поучился Волх ко премудростям:
А и первой мудрости учился
Обертываться ясным соколом,
Ко другой-то мудрости учился он Волх
Обертываться серым волком,
Ко третей-то премудрости учился Волх
Обертываться гнедым туром — золотые рога.

Перекидывание. Самый распространенный способ. Человек наделенный «сверхъестественными» способностями, становится волком, «перекинувшись» (перевернувшись) через воткнутый в гладкий пень или землю нож или топор. Перекидывались также через коромысло, пень, обручи, двенадцать ножей, веревку, ветку дерева, огонь на печном шестке, через сердцевину упавшего дерева или просто перекувырнувшись «против солнца» и т.п.

Простые люди могли сделаться волками, переступив через заговоренную колдуном вещь. Также для того, чтобы превратить человека в волка, колдун или ведьма набрасывают на него звериную шкуру, ленту или пояс (повязывая им).

Одевание волчьей шкуры. Один из древнейших способов превращения, практиковался еще волхвами.

Превращение на свадьбах. Считалось, что особо сильные колдуны могли «пустить волками» целые свадебные поезда. Для этого колдун берет столько ремней и мочал, сколько в поезде лиц, нашептывает над этими вещами заклятье, и кого потом подпояшет таким поясом, тот и становится волком. Иногда ведьма перекапывает едущему от венца поезду дорогу небольшим ровиком: едва поезд наедет на это углубление как лошади падают мертвые, а люди убегают в зверином образе и т.п.

Превращение «по слову матери». Тоже самое, что и превращение по проклятью. Волколаки превращенные по слову матери не должны не в коем случае есть сырое мясо, иначе навсегда волками останутся.

Оборотнями становятся дети, похищенные нечистой силой.

СПОСОБЫ ВОЗВРАЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ОБЛИКА

Перекинуться через волшебный предмет в обратную сторону.

Вытащить волшебный топор из пня.

Волк станет человеком по истечении времени, условленного заклинанием.

Накрыть волка человеческой одеждой.

Некоторые колдуны накладывают особые условия для возвращения человеческого облика: в быличке солдат заставляет покойницу попадью, обратившую свадебный поезд в волков, указать путь к их спасению; для этого необходимо собрать оборотней: «Дам я тебе трубочку. В эту трубочку потруби — они все к тебе придут. Оторву тебе шматок от савана. Этим их покури — они опять люди будут.» (Псковская область).

Накормить оборотня «благословленной едой», т.е. такой едой, которую благословили.

Обвязать оборотня поясом с узлами, завязывая которые пришептывали «Господи, помилуй».

СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ОТ КОЛДУНОВ И ОБОРОТНЕЙ

Молодоженов и свадебные поезда всегда охранял специально приглашенный колдун — вежливец и дружка, «шафер со стороны жениха», на юге называемый «волком».

Обезапасить себя от оборотня (прежде всего — от оборотня-колдуна) можно было, ударив его наотмашь, искалечив (поранив волка-оборотня, подковав ведьму-лошадь).

От оборотней защищал «змеиный топор» (топор, которым убили змею).

Если похитить одежду колдуна или предмет, через который он оборачивался, то оборотень не сможет принять человеческий облик.

Чтобы оборотень не стал после смерти упырем ему перерезали пяточные сухожилия, а глаза (или рот) зажимали монетами.

Образ, подобный волколаку, человеку-волку, оборотню, есть в верованиях многих народов (английский Беовульф, немецкий Вервольф и т.п.). Верование в волколаков относится к эпохе, когда возможно было представление человека в образе зверя и когда люди, находясь в постоянном общении со зверями, умели, по пословице, с волками выть по-волчьи: как ни странно это покажется, а летописцы это искусство действительно приписывали некоторым лицам.

Так, в Лаврентьевской летописи читаем: «. и яко бысть полунощи, и встав Боняк и отьеха от вой, и поча выти вольчски, и волк отвыся ему, и начаша волци выти мнози.»

Так или иначе, представления о том, что под шкурой волка может находиться мужчина или женщина, отразили веру в родство и единство всего живого: здесь волк — «хозяин» леса, зверей и одновременно «старший» родственник, покровитель, предок человека, «сильный» колдун, волк-волхв. Человек же, в свою очередь, — «превращенный волк», который (особенно колдун) черпает в этом родстве силы, а в критические моменты жизни может вновь стать волком.

Боги Славян

Добрый день!

Оборотни в славянской мифологии.

ОБОРОТЕНЬ — обычно это человек, который может превратиться в кого-то другого.

ТЕРИАНТРОПИЯ (от греческих — дикое животное и человек) — способность обращаться в животное.

ЗООМОРФНАЯ ВНЕШНОСТЬ не всегда имеет отношение к оборотничеству. О звериных чертах полнее написано в статье Существа с зооморфной внешностью.

ИЕРАРХИЯ ОБОРОТНЕЙ. Среди оборотней больше всего оборотней обыкновенных (в том числе магов-перевертышей, кицуне, волкодлаков и других), которые имеют всего две формы воплощения: человек и какое-либо определенное животное. Гораздо реже встречаются полиморфы, У каждого полиморфа свой собственный устоявшийся список животных, обычно он ограничивается 2-3 животными, но бывает и больше. Однако, к сожалению, добавить в него никого уже нельзя. И, наконец, совсем редко встречаются метаморфы.

Метаморф имеет подвижную цепочку генов, и при желании может превратиться в кого угодно. Скажем так: метаморфа можно считать оборотнем высшего класса, так как любой метаморф — оборотень, но не каждый оборотень — метаморф.

МОЯ ЛИЧНАЯ ВЕРСИЯ ПОЯВЛЕНИЯ МЕТАМОРФОВ: МЫ — НАСЛЕДНИКИ ЗВЕЗД. Если придерживаться версии, что мы — дети славянских Богов, и одновременно (или — как следствие) мы — наследники звезд, то можно предположить, что когда-то на землю прибыли корабли сверх-цивилизаций, на котором начальником экспедиции был Род.

А о «пассажирах»(?) можно предположить следующее:

1. Это были существа другой степени сложности.

2.Все они в основной своей сущности были человекоподобны, но некоторые из них обладали качествами МЕТАМОРФОВ. Вполне вероятен рецессивный ген гигантизма, плюс очень большая продолжительность жизни.

3. С генной инженерией у них все было в порядке, и привить ребенку дополнительные качества или способности они могли если не запросто, то все-равно без особых проблем.

Более подробно о своей версии происхождения славянских богов я рассказываю в статье Мы — наследники Звезд.

Превращение медведицы, Худ.Н.Фомин

ОБЫЧНЫМИ ОБОРОТНЯМИ в славянской мифологии можно считать Волкодлаков (о них есть отдельная статья) и Оборотней-Медведей.

Были в славянской мифологии Берендеи — оборачивающиеся бурыми медведями люди.

Слабым отголоском медвежьих действ может быть наличие «медведя»- человека в вывоpоченном тyлyпе в составе pяженых на зимних святках и на Масленицy. В Греции праздник Артемиды Бравронии включал в себя переодеванием в медведиц.

  • Когда на тебя оборотень идет в медвежьем облике, росту в две сажени, да с когтями железными, клыками каменными – вот тогда ты и понимаешь по‑настоящему, что за прекрасная штука жизнь. А.Прозоров, Заклятие предков (Ведун-3)

МАГИ-ОБОРОТНИ (маги-перевертыши). В отличии от оборотней обычных, обладают они еще и магической силой.

СКРЫТНОСТЬ издавна является одной из черт характера оборотней.

  • Что меня поражает в оборотнях, – сказала Светлана, – так это их тяга к скрытности. Мало того что мороком прикрылась, так еще и забор. – Тигренок не оборотень! – возмутилась девочка. – Она маг-перевертыш! С.Лукьяненко, Ночной дозор

МАССА ОБОРОТНЕЙ. Существует два, диаметрально противоположных взгляда на массу оборотня:

  1. масса зверя равна массе человека (версия более реалистичная, поскольку клетки всего лишь перестраиваются).
  2. масса зверя не обязательно равна массе человека (версия гораздо менее реалистичная, но, тем не менее, имеющая право на существование: мало ли откуда маги-перевертыши могут брать массу для своей трансформации).

СПОСОБЫ ОБРАЩЕНИЯ. Оборотничество осуществляется двумя основными способами: человек сам превращается в кого-либо или Маг превращает человека в кого -либо.

Говорят, что человек может обратиться в оборотня, если выпьет дождевую воду, что скопилась в отпечатке следа оборотня. (Вспомните сказку про сестрицу Аленушку и братца Иванушку).

Оборотнем можно стать, если тебя укусит (но не съест!) оборотень.

УМЕНИЕ ОБОРАЧИВАТЬСЯ возникает в разном возрасте. Для кого-то это естественное составляющая жизни. Кто-то может обернуться только после определенного обряда.

СПОСОБ ПРЕВРАЩЕНИЯ. В литературе чаще всего это — прыжок (иногда с кувырком) через нож, воткнутый в старый пень.

ЗДОРОВЬЕ. Говорят, что оборотни практически не болеют, )и в связи с этим есть интересная гипотеза всеобщего оздоровления — дружно стать оборотнями). Кроме общего здоровья, оборотни обладают еще и мошной регенерацией. Оборотни могут не только заживлять раны, но и восстанавливать потерянные конечности. Причем процесс восстановления может быть двояким: как «приращивание» оторванной лапы, так и «отращивание» ее.

ЛИБИДО. После превращения у оборотней скачкообразно повышается либидо. И некоторые специально этим пользуются, чтобы поддерживать репутацию неутомимых и страстных любовников.

ПОТОМСТВО. Если у оборотней рождается совместный ребёнок, то почти всегда он уже при рождении наследует способность оборачиваться.

ТЕСНАЯ СВЯЗЬ. Оборотни связаны друг с другом очень тесно, у них свое общество, свои правила, свой язык. Очень часто между ними устанавливается ментальная связь.

ПЕРЕДАЧА ИНФОРМАЦИИ. Оборотни умеют передавать друг другу информацию о запахе. Они могут либо сделать подробное описание запаха на своем языке, либо передать эти знания ментально.В результате любой из них поймёт, кому принадлежит запах.

ЛУННЫЕ ЦИКЛЫ. Тут сведения самые противоречивые.

  • Способность оборотней оборачиваться никак не связана с полнолунием и вообще ни как с лунным циклом. Но тем не менее три-четыре ночи в месяц они не могут себя контролировать, даже если оборотень законопослушный и не пользуется лицензией. Они чувствуют приближение безумия за десять — двенадцать часов до момента превращения. (Сумеречный Дозор 1, пролог)

ДРУГИХ КУЛЬТУРАХ. В современной российской литературе очень много привязок к мистическим существам других народов.

Из оборотней можно говорить о драконе Фафнире.

В Германии давно известны вервольфы — оборотни-волки.

ИНСТИНКТЫ. Оборачиваясь зверем, человек получает одновременно с внешним видом и звериные инстинкты. В зависимости от характера, воспитания, силы воли и прочих качеств, он эти инстинкты притупляет или, наоборот, позволяет им разгуляться.

ОТРАВА. Против оборотней использовали лишайник Летария.

АРТЕФАКТЫ, СВЯЗАННЫЕ С ОБОРОТНЯМИ.

Резная статуэтка волка: маленькая фигурка из кости представляет собой сильный артефакт, временно содержащий в себе оборотня-волка.

  • Галина Добронравова — оборотень волк, пятый уровень силы. Короткие чёрные волосы. Зарегистрирована в Коломне. В возрасте 10 лет инициирована Игорем спасшим тем самым её и еще двух мальчиков от смертельной болезни. (Сумеречный Дозор 2:6) Учась в школе в возрасте 14-15 лет невзлюбила свою учительницу химии, Марину Петровну. В образе волка пугала её вечерами когда учительница шла домой. Пока её муж милиционер не подстрелил Галю. (2 пули в попу.) Ночной Дозор приезжал к Гале для беседы. Обошлось без Инквизиции. Спустили всё на тормозах. Но Завулон Галину наказал, заключив её в маленькую резную фигурку из кости в виде волка. Позднее Завулон отдал фигурку-Галину Антону Городецкому для помощи в событиях в Эдинбурге. Там Галина приняла человеческий облик. И погибла спасая Антона от зачарованных пуль. (Последний Дозор, часть 2) Оказавшись на шестом слое Сумрака вошла в состав Теневого Дозора. После того как Иные покинули Сумрак осталась с Мерлином вдвоём на шестом слое. (Теневой Дозор, часть 3)

Артефакт усиления

  • Вера Малкина — оборотень лисица. Её маму, Клавдию Степановну, беременной покусали молодые оборотни. 3 волка, 2 собаки и одна лисица. Клавдия выжила и родила Веру унаследовавшую от укусов способности оборотня. Когда Вера выросла она нашла артефакт амулет делающий её при перекидывании ещё более сильной. В течении года нашла всех обидчиков и убила. Поймана оперативниками Ночного Дозора. (сборник «Мелкий Дозор» рассказ «Лисонька»)

ПРИМЕРЫ ОБОРОТНИЧЕСТВА.

Читать еще:  Беременность и роды у кошки

Кроме уже упомянутых Волкодлаков и Оборотней-Медведей, оборотнями также являются литературные герои моряны (ТГ), , да и Болотник запросто может монахом прикинуться и завести невесть куда.

ВОЛК — знаменитые волкодлаки и вервольфы;

ГАМАЮН-птица — в нее и Матерь Сва и Велес могут обратиться;

ДЕЛЬФИН — В холле было сумрачно и прохладно. Дежурил Генка-оборотень, единственный известный Арику оборотень-дельфин. Незаменимый кадр для операций на воде, каковые в порту Одессы были отнюдь не редкостью. Книга «Лик Черной Пальмиры (Шестой Дозор)»;

КОРОВА — Совсем охренели эти американцы! Звонит один тип в полицию и заявляет, что сосед прячет в своем доме корову, а по ночам пасет на его участке… Короче, так бы они и недоумевали, да, на счастье, местный дозорный рядом случился. Дело он, конечно, замял. А правда состояла вот в чем: дочка этого соседа Иной оказалась, оборотнем. В корову перекидывалась. Ночью из дома к соседям выбиралась и ну пастись! Прикиньте? Пастись! Ночью! На участке соседа! И лепешки оставлять! Я ржал часа полтора, наверное! Но это еще не вся пенка. Самая соль: когда дозорный спросил, зачем девица перекидывалась, причем так часто, и шастала на соседский участок, эта дурында заокеанская заявила, что шастала потому, что у соседа трава вкуснее, а перекидывалась потому, что ей нравится, когда у нее большая грудь. Книга «Лик Черной Пальмиры (Шестой Дозор)»

ЛЯГУШКА: Не стоит забывать о таких экзотических оборотнях, как Царевна-лягушка. В Белоруссии их зовут Жабалаками;

НАГВАЛЬ (ацтекское — «быть спрятанным») — двойник человека, его териоморфный дух-хранитель. Ацтекские оборотни — это чаще всего ягуары, койты или птицы — орлы, квезали. Нагваль — это человек, способный стать животным, ногвали — шаманы, прошедшие специальное «посвящение», жрецы, умеющие оборачиваться;

СМИЛАДОН — Хена — старейший в мире оборотень, обращается в смилодона, служит в инквизиции, Книга «Лик Черной Пальмиры (Шестой Дозор)»

СОВА — сын Велеса Совий почти всегда в ее облике живет;

СОРОКИ — в них ведьмы любят обращаться;

Стратим — птица воплощение Стрибога — бога ветров;

ТОНАЛЬ — тоже ацтекский двойник человека. Но уже не дух-хранитель, а вторая часть человека. У человека с тоналем общая судьба. Убив одного, можно уничтожить другого. Тональ — не оборотень, если уж быть точным, тональ — тотемное животное, которое есть у каждого человека. Приобретается тональ при рождении.

ПАУК — Денбей (в крещении Гавриил) — цутигумо, перевертыш-паук, родом из Японии, слуга Якова Брюса («Ученик царева арихметчика»).

ЯЩЕРИЦА: КАНИМА — недооборотень, человек-ящерица; очень поэтично в сказах П.Бажова рассказывается о превращении Хозяйки Медной горы в ящерицу.

ОБОРОТНИ В КИНО

Оборотни часто встречаются в кино. Как пример — Арсус из фильма «Защитники«. На фото — пример первой (или неполной) трансформации. При второй (полной) трансформации он полностью превращался в медведя и даже на какое-то время его покидал человеческий разум. Интересно, а как он тогда возвращался обратно? Авторы фильма об этом умолчали.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО РЕКОМЕНДОВАНА СТАТЬЯ — Волкодлак — человек-оборотень.

Рисунок «Чуроборский оборотень» взят с сайта NoNaMе

Рисунок «Князь-оборотень» взят со странички Вера предков —ВОЛКОЛАК НА ПРЕСТОЛЕ.

У оборотней есть легенда о Великой Праматери, породившей первых оборотней: волка и тигра. Возможно, Великой праматерью является Алена (см. «Сумеречные порождения»)

Алар-оборотень лев. Первый уровень. (Сборник «Мелкий Дозор» рассказ «От крови до клятвы, от клятвы-до крови.»)

Геологи, 6 человек из них одна женщина. Способ перевоплощения довольно таки странный и удивительный, и ранее официально ни где не зафиксирован. Каждый из этой группы при трансформации распадался примерно на три десятка мелких летучих мышей. Браконьерствовали в тайге, убили несколько людей и одного Тёмного шамана. При попытке задержать оказали сопротивление и были уничтожены. Возраст, имена, когда и кем были инициированы неизвестно. (Участковый 2:3)

Оборотни-тилацины (сумчатые волки) и ящеры двух метров в холке («Школьный надзор», 3:1)

Пардус, подручный Аесарона, оборотень-гепард. Получил обидную кличку Палтус с легкой руки Евгения Угоря. («Участковый», 1:4)

«- Галина Рогова — инициирована в 7 лет. В 8 определена как оборотень пантера. Способности средние. В Дневном Дозоре не работала, Договор соблюдала,никогда на людей не охотилась. Работала в строительной корпорации «Тёплый Дом». С помощью магии добилась высокого положения в этой корпорации. Замужем за заместителем директора этой же корпорации. Дважды предоставляли ей лицензию, на совершеннолетие и и на свадьбу. Но она не воспользовалась ими ни разу. Несколько раз использовала способности Иной для самозащиты, один раз убила нападающего. Но даже в этом случае до людоедства не опустилась. Есть сын, способности Иного замечены не были. Весной 1998 года, в возрасте 24-х лет убита Максимом, будущим Инквизитором. (Ночной Дозор 2 пролог, 2:1)

Оборотень-орангутанг, — произнесет старик, называющий себя магом. — Очень редкий вариант, признаюсь. Как правило, человек перекидывается в хищника. Чаще всего — в волка. В Азии распространены перевертыши-тигры. В Японии встречаются лисы. Небольшое количество медведей… кабанов… случается и иная экзотика. Но опрокидень-обезьяна — случай редчайший…» («Мелкий Дозор»)

Очень много в славянских легендах птиц, чей облик принимают те или иные боги:

Айльхард Фризен — оборотень волк. Имя своё не любит, представляется как Айлерд или Харди. Зарегистрирован в Германии. Внук Светлого мага Эдвина Вебера. Лицензией никогда не пользовался. Инициирован в 20 лет. Был шанс стать Светлым магом но на зло деду стал оборотнем. На вид лет 30. Черноволосый, синеглазый, среднего роста. Бизнесмен. Владеет ночным клубом «Кроличья нора». В нём часто бывают Иные. Так же владеет двумя подпольными публичными домами. (сборник «Мелкий Дозор» рассказ «Тёмные сады Охотника»)

Славянский портал

Волколаки- славянские оборотни.

Волколак , волкодлак , вурдалак , волкулак , вовкулак в славянских поверьях является оборотнем.
Само слово волкодлак или волколак происходит от слова «длака», что означает «волчья шкура».
Также оборотня называли Перевертышем— колдун, имеющий способность оборачиваться или перекидываться (как называли наши предки) в животное, т. е. изменять структуру своего тела, доводя его до полного сходства с волком. Но
волколаком не обязательно должен был быть волхв или воин. Им мог быть и существо, которое когда то являлось человеком, но по каким то причинам так и не смог стать опять человеком.
У славян этот зверь был настолько сакрально священным, что даже в слух не произносили его имя, и поэтому вместо «волк» говорили «лютый», а «лютичами» называли мужчин из некоторых племен.

В основном культ волка был распространен среди воинов. И именно воины по поверьям чаще других превращались в Волкодлаков. Здесь нет ничего удивительного, учитывая то, что волк всегда символизировал собой смертоносного, бесшумного и идеального охотника. Поэтому волхвы пытались разработать методики, которые максимально бы отождествляли дух воина с сущностью волка.
Даже Геродот описывал в своих писаниях ежегодное превращение невров (предположительно жившие на нынешней Белоруссии славянское племя) на несколько дней в волков, как само собой разумеющееся явление. Это говорит о большом распространении практики оборотничества в славянском мире.
Еще в пример можно привести славянский эпос, характеризующий оборотня-героя как существо божественного уровня. При рождении русского героя-волка Волги Всеславовича:

Но культ волка у древних славян был не единственный. Каждому воину или ученику волхва подбирали отдельно животного, в зависимости от личностных характеристик. Например: одновременно существовал и культ Медведя. Воина, который мог превращаться в него называли Бералаком ( «Бер»— древнеславянское название медведя). Волк слабее медведя, но медведь не так уж поворотлив. А вот волхвы больше предпочитали оборачиваться в птиц. Для них важно было не сила и выносливость, а хитрость, скорость и скрытое передвижение. Кошколаками называли ведунов, умеющих превращаться в кошек, а воролаками (позднее – варгом или варком) тех, кто оборачивался в воронов.

По старинным поверьям в оборотней обращались не только мужчины. Известно не мало сказаний когда женщины ведуньи обращались в лисиц, в рысь или в птиц, и даже в волка или медведя. Хотя образы медведя и волка все же в основном остаются больше мужским культом.
Также существа низшей мифологии не чурались оборотничества, например, наш родной леший часто оборачивался белым волком (по другому в белого царика) или превращался в волчьего пастыря.

Об официальных источниках об оборотнях можно назвать «Повесть временных лет», где князь-волхв Олег обращается то в одно животное, то в другое. Обращение не в одного животного, а временами в разных, у волхвов считалось сверх мастерства.
Некоторые исследователи указывают на такие сходства (правда, весьма условные), что киевский князь Олег — Вольх, считался вещим, а обозначения слова «волколак» было слово, образованное от vedati«знать»: украинское «вiщун»«волк-оборотень», чешское «vedi» — «волчицы-оборотни», словенское «vedomci» , «vedunci» или «vedarci»«волки-оборотни».

Древность образа волка также подтверждает летопись от 1282 г., которая повествует
о волколаке, который «гонит облака и изъедает луну» (у славян долго хранили веру
в волхвов-облакогонителей, которые обращались в волков, затем возвышались на небо и разгоняли тучи или призывали дождь). Остатки этой веры сохранились в пословице
«Серый волк на небе звезды ловит.»
А вот древний русский заговор:

«На море, на океане, на острове Буяне,
на полой поляне светит месяц на осинов
пень,
в зелен лес,
в широкий дол.
Около пня ходит волк мохнатый,
на зубах у него
весь скот рогатый,
а в лес волк не заходит,
а в дол волк не забродит.
Месяц, месяц
— золотые рожки!
Расплавь пули,
притупи ножи,
измочаль дубины,
напусти страх на
зверя человека и гада,
чтобы они серого волка не брали,
теплой шкуры с него не
драли.
Слово мое крепко,
крепче сна и силы богатырской.»

Еще один источник «Повести» рассказывает о Всеславе Полоцком, как о могучем и таинственном оборотне (2 половина 11 века.),

«. князьям города рядил, а сам в ночи волком рыскал. Херсоню великому волком путь перерыскивал. ».

Другим славянским волколаком, героем сербского и белорусского эпосов, является Змей
Огненный Волк. Этот образ также берет корни из общеславянского мифа о герое-волке.
Рождается он от Огненного Змея, в человеческом облике появляется на свет, «рубашка»
или «волчья шерсть» является приметой его чудесного происхождения. Может обернуться
волком или другими животными, и даже птицей; совершает подвиги, используя свои
способности превращаться (или превращать дружину) в различных животных.
Но, к сожалению, дошедшие до нас повести это всего лишь скудный отголосок богатого прошлого наших славянских предков.

В дохристианскую эпоху оборотни ни когда не считались опасными и кровожадными существами. Воин, трансформировавшийся в волка, всегда сохранял человеческое сознательное мышление. Вообще боевой транс, превращающий человека в образ волка, сложный аспект, т.к. с одной стороны надо полностью слиться с образом волка, а с другой стороны сохранить осознанность. К сожалению, проследить весь этот механизм превращения в настоящий момент невозможно из-за скудности дошедших до нас источников.

В преданиях также есть упоминания о том, что оборотничество иногда выступало и как наказание. Старейшины насильно обращали в оборотней (или в других животных) тех, кто провинился перед родом. В зависимости от тяжкости преступления, виновного наказывали от нескольких дней и вплоть до пожизненного.

Славянские оборотни в отличие от западных свое проклятие не передавали посредством укуса.
В Европе ( не без участия католичества) оборотничество относилось к передаваемой болезни. Наши же предки, наоборот, говорили, что каждый из нас в той или иной степени является перевертышем. Суждение наших предков исходило от того, что все мы являемся детьми природы, а значить все природное ( в том числе и животное) не могло относится ко злу.
Также в славянских источниках не упоминается, что против оборотней есть эффективные «магическое» средства как, например, чеснок против вампира. И, в принципе это логично потому, что оборотень по сути остается обычным смертным человеком, относящийся к миру Яви, и поэтому может быть убит обычным оружием.

Читать еще:  Вискас для котят: состав корма, польза и вред

В XX веке вера у русских крестьян в оборотничество угасает, но рассказы и былины об оборотнях — медведях и волках и по сей день являются популярны в некоторых местах России.

Славянские оборотни

Древние славяне называли волка-оборотня волкодлаком, волколаком или волкулаком — человеком-волком, который сам способен превращаться в волка, а затем в человека, а также превращать в волков других людей. Легенды об оборотнях у всех славянских племен очень похожи. Сначала волколак был языческим образом, а затем превратился в христианского злого демона.

В летописи 1282 года говорится о волколаке, который «гонит облака и изъедает луну». В отличие от европейских мифов, у славян оборотень не был злым, кровожадным убийцей. Славяне не считали оборотничество ужасной болезнью. Это было необычно и без сомнения связывалось с колдовством, но часто оборотень — один из главных и положительных героев славянских сказок. Так, в древнем славянском защитном заговоре сказано следующее.

На море, на океане, на острове Буяне, на полой поляне светит месяц на осинов пень, в зелен лес, в широкий дол. Около пня ходит волк мохнатый, на зубах у него весь скот рогатый, а в лес волк не заходит, а в дол волк не забродит. Месяц, месяц — золотые рожки! Расплавь пули, притупи ножи, измочаль дубины, напусти страх на зверя, человека и гада, чтобы они серого волка не брали, теплой шкуры с него не драли. Слово мое крепко, крепче сна и силы богатырской.

Превращение в волка считалось уподоблением одному из самых почитаемых, могущественных, мудрых и наделяемых сверхъестественной силой зверей. Имя волка у славян-язычников было настолько священным, что его запрещалось произносить вслух всуе, а вместо этого волка называли «лютый».

Способность превращаться в волка издревле приписывалась особо сильным колдунам и, видимо, составляла необходимую часть определенных обрядов. «Оборотиться» — превратиться — часто буквально означало «перевернуться», то есть перекувырнуться, «переброситься через себя» или через условную границу. «Оборачиваясь», человек как бы переворачивался той стороной своего существа, которая приобщена к высшим силам мира, к почитаемым зверям, птицам, рыбам. У язычников все они были предками, родственниками и покровителями. В легендах об оборотнях грань между человеком и зверем — это узенькая полоска ножа, веревка, ветка, через которую полагается «перекинуться», чтобы стать зверем. То есть эта граница проходит через самого оборотня: он и человек, и животное одновременно. Практика оборотничества была настолько распространена среди славянских племен, что Геродот описывает как нечто само собой разумеющееся ежегодное превращение одного из славянских племен полностью на несколько дней в волков.

Один из славянских героических эпосов вообще характеризует главного героя-оборотня — Вольту Всеславьевича — как существо божественного происхождения:

А и на небе просветя светлел месяц,

А в Киеве родился могуч богатырь,

Как бы молоды Вольх Всеславьевич.

Подрожала сыра земля,

Стреслося славное царство Индейское,

А и синея море сколыбалося

Для-ради рождения богатырскова,

Молода Вольха Всеславьевича.

Многие исследователи говорят о том, что Вольх — это киевский князь Олег, «вещий Олег». Кстати, одним из обозначений волка было «вещий». А слово «вещун» означало «волк-оборотень». В «Слове о полку Игореве» говорится, что волком-оборотнем был и славный князь Всеслав Полоцкий, живший во второй половине XI века. Всеслав Полоцкий «князьям города рядил, а сам в ночи волком рыскал… Херсону великому волком путь перерыскивал».

Еще один славянский герой в белорусских и сербских эпосах — Змей Огненный Волк, который был настоящим оборотнем. Согласно мифу о нем, Огненный Волк появился на свет от Огненного Змея, причем родился в человеческом облике, но в рубашке и с волчьей шерстью — приметами чудесного происхождения. Огненный Волк может оборачиваться волком, а также другими животными и птицами. Он совершил множество славных подвигов, используя свою возможность превращать себя и свою дружину в зверей.

Когда на Русь пришло христианство, все языческие божества были свергнуты и объявлены демонами. Этой участи не смогли избежать и оборотни. Из божеств и героев-богатырей они превратились в злых демонов. В XX веке оборотни почти исчезли из народных сказок и мифов, хотя в некоторых районах России до сих пор популярны.

Кроме того, в языческой славянской мифологии за темные души (души-птицы), неупокоенные, отверженные (воры, отступники, отшельники, поэты, юродивые, колдуны, волхвы и пр.), отвечал бог Волос (Велес), чьим образом были чаще медведь и волк, реже ворон и вепрь. После смерти души шли на Велесовы пастбища. Душа-тень же уходила до Костного царства (Чернобоговы земли). Иногда рассказы об оборотнях-колдунах сопровождает характерная деталь. В минуты опасности такой оборотень в образе зверя ли, птицы ли может исчезать. Якобы именно по этому признаку охотники-коми узнают оборотня. Такой оборотень-медведь, например, когда в него стреляет охотник, исчезает. Или подстреленная птица-оборотень — упала в траву и «как сквозь землю провалилась». Известны и чисто житейские наблюдения такого плана. Неизвестное животное появляется внезапно и так же внезапно и необъяснимо исчезает.

Оборотнями считались белые и черные волки — на фоне общей серой масти. Считалось, что белый волк наделен особыми, высшими способностями, что он — лесной хозяин, князь, «старший волк». Если кому-то удавалось убить такого волка, он никому не говорил об этом, а шкуру старался сохранить, поскольку она, по примете, приносила счастье, наделяя того, кто хранит ее у себя, магической удачей.

Говорят, что оборотнями также были волхвы — защитники племен, живших по берегам Днепра, просители за людей перед богами. Есть старая легенда об Авенуме.

Род Никодия Авенума жил на притоке Днепра — Березине — и поклонялся волку-оборотню Ургору. Маленьким Никодий слышал много историй о страшном существе, черном призраке-оборотне Ургоре. Несмотря на то, что Ургор был черен и был призраком, он много помогал племени Никодия, являясь то в образе зайца, то медведя или кого-нибудь еще. Никодий очень любил одну картину, на которой был изображен Ургор: волк с кроваво-красными глазами добродушно подмигивал мальчику.

Однажды зимой, когда Никодию было двенадцать с половиной лет, он отправился в лес.

В глубине леса, у сосны, он увидел неподвижно сидевшего огромного темного волка. Никодий не испугался его, но остановился. Вдруг вместо волка внезапно оказался большой заяц. Авенум пал ниц. Когда он поднялся, то ни волка, ни зайца возле сосны не было, но на земле в снегу лежал медальон на кожаном шнурке. На одной его стороне было изображение волка, а на другой — две елочки.

Ночью Никодий увидел странный сон. В нем большой черный волк что-то рассказывал ему, но что именно, утром он вспомнить не смог. Так прошло семь дней, и каждую ночь Никодию снился волк.

Через семь дней он снова отправился в лес. Там он нашел две большие ели, как на медальоне. Авенум уселся там и стал ждать.

Через некоторое время из-за деревьев показался получеловек-полузверь, закутанный в длинный черный плащ. Тело его было почти человеческим, а голова — волчьей.

«Ургор», — подумал Никодий и снова пал ниц. Ургор подошел к нему и поднял с земли. А затем сказал:

— Я передам тебе то, что поможет тебе — искусство сильного тела и духа.

Семь лет Никодий учился у Ургора боевым искусствам, врачеванию, выживанию в любых условиях, умению голыми руками дробить камни и дерево.

Еще есть старая, немножко похожая на предыдущую историю белорусская легенда.

В одном лесу жил-был хлопец. Жил он там один, без семьи. Однажды местные князья устроили в той пуще охоту на волков.

И когда наступили вечерние сумерки, показалось хлопцу, что в дверь кто-то скребется и скулит жалобно. Он открыл дверь и увидел на пороге раненого волка. Он взял его на руки и спрятал в доме. Кровь с крыльца он отмыл, а когда заявились к нему охотники, сказал, что никаких волков он здесь уже много дней не видел.

Долго ухаживал хлопец за волком, вылечил его, выходил и отпустил в лес.

Через несколько дней после этого, поздно вечером, в дверь к хлопцу постучал высокий мужчина в накидке из волчьей шкуры. Он подошел к хлопцу и сказал:

— Ты тот, кому мы должны передать свои знания. Утром ты пойдешь со мной.

Утром незнакомец с хлопцем отправились в лесную чащу, где он воспитал из парня великого воина, научил биться мечом, стрелять из лука, догонять и ловко убегать.

Через несколько лет человек в волчьей шкуре сказал, что теперь он уходит навсегда. И с тех пор много лет сначала выл волк, а потом, словно из-под земли, появлялся храбрый воин. Долгие годы он охранял справедливость, помогая тем, кто нуждался в защите. Так происходит и теперь, много лет спустя, когда тот хлопец уже давно умер. Говорили, что у воина было три ученика, но кто они, никто не знает.

Согласно исследованиям А. Афанасьева, в Сибири с давних пор существует поверье, что некоторые женщины за свои недостойные поступки превращаются в волчиц на семь лет:

Ночью является злой дух к нечестивой бабе, приносит волчью шкуру и приказывает надеть ее; как скоро баба облечется в этот наряд — в ту же минуту совершается превращение, и вслед за тем она получает волчьи привычки и желания. С той поры она всякую ночь рыщет прожорливой волчицею и наносит людям и животным страшный вред, а с утренним рассветом снимает с себя волчью шкуру, тщательно прячет ее и принимает свой прежний человеческий образ. Раз кто-то забрел в дом, в котором была спрятана волчья шкура; он тут же развел огонь и бросил в него шкуру. Вдруг с жалобным воплем прибегает баба и бросается спасать свою звериную одежду; попытка ее не удается, волчья шкура сгорает и баба-оборотень исчезает вместе с клубящимся дымом.

Кстати, в русских народных сказках, начиная со сказок о царевне-лягушке, часто встречаются женщины-оборотни, снимающие на время свою звериную шкуру — если сжечь ее, то оборотень мгновенно исчезает.

Согласно запискам этнографа Н. Инваницкого, в Вологодской области в XVIII веке была такая история.

Жены двух братьев пошли однажды за водой. Одна из этих женщин была колдунья. Увидев, что в их озимь попало стадо овец, колдунья положила на землю свое дерево (коромысло), перекинулась через него и обратилась в волка. Сноха ее вздумала сделать то же, и ей это удалось. Колдунья, прогнав овец, вернулась и опять обратилась в женщину, а сноха уже не могла. Таки осталась волком.

В этой короткой истории достаточно много интересного. Во-первых, мы видим, что для превращения используется самый обычный предмет — коромысло. Во-вторых, цель оборотничества — в чистом виде бытовая, обыденная, хозяйственная, то есть оборотничество в то время было чуть ли не повседневным делом. Ведь можно было закричать на овец, взять хворостину и выгнать их. А можно было обратиться в волка и решить вопрос гораздо быстрее, заодно развлекшись.

В отличие от поверий других народов мира, русский оборотень мог стать не только животным или птицей, но и обычной веткой, клубком, копной сена или камнем. Перед тем, как снова принять человеческий облик, такой оборотень непременно ударяется об землю и только затем «перекидывается».

В низшей славянской мифологии сложился особый образ оборотня, часто выступающего в качестве ложного брачного партнера, иногда подменяющего умерших или отсутствующих жениха, невесту, мужа, жену. Так, в мифологии коми оборотень

Калян является к женщине в облике отсутствующего мужа и опознается по лошадиным зубам и коровьим копытам. Обычно сексуально-эротические устремления оборотня неотделимы от каннибальских (жертва оборотня худеет, бледнеет, что дает возможность заподозрить настоящие происки демона).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector