10 фактов о позитивном подкреплении

Лучшее подкрепление

Для начала давайте разберемся, ради чего мы делаем все, что мы делаем. Возможно, вы думаете, что у каждого действия или поступка есть своя причина, свое основание, своя цель. Я готов с этим согласиться, но есть ли у них некая общая причина, единое для всех них основание, одна цель? Как это не покажется странным, есть. Более того, и причина, и цель здесь одинаковы. Все, что мы делаем, мы делаем для того, чтобы получить положительное подкрепление.

Что такое положительное подкрепление? Это то, что нам приятно. Для того чтобы тот или иной рефлекс закрепился, для того чтобы та или иная привычка у нас сформировалась, для того чтобы мы вообще стали хоть что-то делать, нужно положительное подкрепление. То есть мы должны почувствовать, что осуществление этих действий рано или поздно (но лучше раньше) даст нам ощущение радости, чего-нибудь приятственного. В противном случае мы ничего делать не будем15 .

Положительные подкрепления могут быть самыми разными, начиная от чисто физиологических и заканчивая высокодуховными. Вкусная еда, сексуальное удовольствие – это, безусловно, положительные подкрепления. Кроме того, мы ведь с вами существа не только биологические, но и социальные, а потому необычайно значимым для нас подкреплением является поддержка и понимание со стороны окружающих, их доброе к нам отношение, и вообще наличие их в нашей жизни (одиночество, как известно, хорошо только тогда, когда ты знаешь, что через каких-нибудь пару-тройку часов оно будет приятным образом прервано).

Впрочем, на положительных подкреплениях социального свойства нужно остановиться особо. С самого раннего детства мы мечтали о том, что нас за что-нибудь похвалят родители, что воспитатели и учителя восхитятся какими-то нашими способностями, что, наконец, сверстники окажут нам почет и уважение. Мы очень этого хотели, ведь эта поддержка и одобрение – отнюдь не прихоть и не каприз, а, по сути, физиологическая потребность.

Когда мы говорим, что мы существа социальные, речь идет не о том, что мы живем в обществе, а о том, что нам нужно это общество, причем нужно биологически. Человек, как известно, существо стайное, у нас для этого даже есть соответствующий инстинкт, называющийся иерархическим16 . Если мы стали Робинзоном Крузо, нам плохо не просто потому, что нам скучно, а потому, что не может быть удовлетворена наша биологическая потребность в принадлежности к стае, точнее говоря, к обществу.

При этом важно, чтобы эта стая (общество) относились к нам хорошо, в противном случае нас могут просто изгнать, а изгой, если он по своей природе существо стайное, неизбежно погибнет. Поэтому мы ужасно боимся осуждения со стороны окружающих и очень хотим занимать достойное место в общественной иерархии (т. е. чувствовать себя уважаемыми людьми). А для того чтобы быть уверенным, что это место действительно достойно, нам необходима поддержка и одобрение других людей. Если они к нам хорошо относятся, если они нас ценят, если они нам радуются, значит, все в порядке, а если нет, то не в порядке.

Мы испытываем потребность в том, чтобы другие люди говорили нам, какие мы хорошие. Но как же редко случается такая радость! Когда мы что-то делаем хорошо, другие люди в основном воспринимают это как должное (и действительно, почему мы должны делать это плохо?!). Если же мы делаем что-то плохо, то они испытывают недовольство и, разумеется, сообщают нам об этом. Поэтому детей, к сожалению, чаще ругают, чем хвалят.

Воспитатели акцентируют свое внимание на недостатках, недочетах воспитуемых, желая тем самым оказать им помощь. Но получается ведь то, что получается, а в данном случае выходит, что ребенок постоянно слышит о том, какой он «недотепа» и «неряха», какой «несообразительный», «бестолковый», «бесчувственный» и вообще «плохой». При этом в нем много хорошего, и родители об этом знают, но малышу не сообщают, не рассказывают ему, что в нем хорошего и что он делает хорошо.

Постепенно у ребенка формируется впечатление, что его не любят, что им недовольны, что его не ценят и т. д. И ведь мы с вами все это переживали. Руководимые благими намерениями, наши родители постоянно указывали нам на то, что в нас плохо. И потому вместо положительных подкреплений мы постоянно получали отрицательные. Нам недоставало похвалы и ласки, а когда мы выросли, когда требования общества по отношению к нам увеличились, мы и вовсе лишились таких подкреплений. Акцент всегда делается на

недостатках, и мы вообще очень мало говорим о достоинствах.

При недостатке положительных подкреплений, при избытке понуканий и осуждений у ребенка постепенно формируется ощущение, что он действительно ничего хорошего недостоин, что он «плох», что он «никуда не годится», «ни на что не способен». Поэтому он и сам начинает себя ругать, понукать, осуждать и наказывать. Мы становимся своими собственными экзаменаторами и цензорами, причем пристрастными, а иногда даже жестокими.

Впрочем, как известно, всегда, когда чего-то недостает, этого особенно хочется. А потому, коли нас недолюбили в детстве, коли нас не поддержали и не одобрили во взрослой жизни, коли мы сами не оценили себя хоть сколько-нибудь объективно и позитивно, желание возместить эту недостачу у нас пусть и подсознательное, но огромное! Таким образом, потребность в положительном подкреплении социального плана у нас постоянно росла, а возможность получить желаемое, напротив, уменьшалась. Возникли своеобразные ножницы, которые нас и подрезали.

Что ж, самое время обратить свой взор к депрессии. В отсутствие положительных подкреплений депрессия не развиться просто не может. А насколько она способствует самому главному в нашей жизни – наличию в ней положительных подкреплений? Поскольку симптомы депрессии читателю этой книги хорошо известны, ответ на этот вопрос ему, должно быть, понятен: никаких шансов! Положительные подкрепления биологического свойства в состоянии депрессии сходят на нет просто потому, что мы, будучи в соответствующей – депрессивной – кондиции, теряем способность к получению удовольствия, а потому ни еда, ни секс нас не воодушевляют и соответственно не подкрепляют.

Может быть, тогда понадеяться на положительные подкрепления из области нашей социальной жизни? Тут у автора есть сомнения, и не всегда блажен тот, кто верует. Давайте задумаемся, какие шансы получить положительное подкрепление есть у человека, чье лицо изображает маску скорби, обычную для депрессивного больного? Да никаких шансов! Кто захочет общаться с человеком, у которого слезы из глаз льются, а сам он сокрушается на предмет бессмысленности собственного существования? Нет, никто с таким человеком вести задушевные беседы не захочет.

Мы радуемся тем, кто радуется, а потому именно их мы и готовы радовать. Но людей, замкнувшихся в своем горе, радовать не хочется, так что пусть даже не надеются. Напротив, хочется от них отдалиться, сделать вид, что ты их не замечаешь, мотивируя это замечательным: «Ну что его беспокоить, он в таком горе!» В результате же человек, страдающий депрессией, оказывается в своеобразной социальной изоляции. А ведь он более кого бы то ни было нуждается в обратном:

ему просто жизненно необходимы положительные подкрепления, но в его состоянии на них рассчитывать не приходится.

Депрессия формируется при отсутствии достаточного количества положительных подкреплений, когда мы не получаем удовольствия, когда с нами не хотят общаться (а если и общаются, то так, что лучше б уж и не общались вовсе). Причем, после того, как мы попали в ее плен, мы и не можем получать достаточных положительных подкреплений: чувство удовольствия мы не испытываем, а окружающие нас просто избегают. Так возникает порочный круг: недостаток положительных подкреплений – депрессия – еще более ощутимый недостаток положительных подкреплений. В результате у нас подкрепляется не наша активность, а наша пассивность, поскольку именно она приносит нам наименьшее количество неприятностей, и это для нас уже положительное подкрепление, но такое, что лучше б уж его не было.

Что же делать?! Какой-то замкнутый круг получается! Мы нуждаемся в одобрении со стороны окружающих, но с самого раннего детства оного не получаем (по крайней мере, в запрашиваемых объемах). Когда же у нас возникает депрессия, нам это одобрение особенно нужно, но мы выглядим таким образом, что нас не то что бы поддерживать, с нами-то и общаться не хотят! Мы, разумеется, пытаемся выйти на контакт, вернуться в стаю, но там словно бы сговорились: «Сначала приведи себя в порядок! Будешь улыбаться – мы тебя примем, не будешь – твои проблемы!»

Но решение у этой проблемы, несмотря на все это, есть. Как мы уже с вами сказали, мы умеем себя ругать, мы способны себя отчитывать, рассказывать себе о собственной несостоятельности, неспособности, неполноценности. В состоянии же депрессии это у нас особенно хорошо получается! Но если мы можем осенять себя и свои действия отрицательными подкреплениями, то, значит, можем подкреплять себя и позитивно. А коли извне нам ожидать этого не приходится, то следует именно этой возможностью и воспользоваться.

В действительности, хотя это и не лежит на поверхности, мы постоянно сами себя положительно подкрепляем, в противном случае нам бы и вовсе не жить. В любое наше действие, в каждый поступок подсознательно впаяно, вшито положительное подкрепление. Например, хорошая оценка на экзамене или похвала начальника – это очевидно положительное подкрепление: «Молодец! Это у тебя хорошо получилось! Любо-дорого посмотреть! Золото ты наше! Как бы мы без тебя!»

Но для того чтобы получить хорошую оценку на экзамене, для того чтобы услышать от начальника доброе слово за содеянную работу, необходимо пройти большой путь, сделать множество дел, осуществить массу всяческих мероприятий. И разве бы мы были способны на это, если бы не говорили сами себе: «Молодец, у тебя хорошо получается! У тебя есть все шансы! Ты этого достоин!» Разумеется, не будь этих формулировок в нашем внутреннем пространстве, мы бы ничего не сделали, не осилили бы тот долгий путь, который необходимо пройти в данном случае для достижения конечного положительного результата.

Вот, собственно, это «молодец!», это «аи да Пушкин!», адресованные нами себе самим, и есть то, что получило в научной психологии название – «самоподкрепление». И именно оно – это самоподкрепление, как оказывается, и есть то единственное, без чего из представленного выше порочного круга не выйти ни за что.

А ведь в сущности это так легко! И главное, ничего противоестественного и странного в этом нет. Мы должны просто начать поддерживать и одобрять собственные действия. На мой взгляд, это и логично, и правильно. Если мы что-то делаем – это дело, и оно должно быть одобрено, оценено по достоинству. Если мы предпринимаем какие-то действия – это труд, и он не должен оставаться без вознаграждения, хотя бы и в виде простого «аи, молодца!»

При этом нужно отдавать себе отчет в следующем: если мы находимся в состоянии депрессии, то все, что мы делаем, – это событие! Депрессия уговаривает нас, что все бессмысленно, что надо лежать ничком и ждать, пока смерть заявится. А мы двигаемся, действуем, производим какую-то работу! Нет, положительно мы просто должны получать всемерные похвалы и поощрения! Мы их, без дураков, заслуживаем самым категорическим образом!

Читать еще:  Джек рассел терьер: дрессировка

В сущности техника этого психотерапевтического приема достаточно проста: мы должны просто подкреплять положительными оценками все, что мы делаем. Вот прозвенел будильник, вставать нам не хочется вовсе, а мы уже сидим на своей постели! Молодцы! Хорошо сидим! Дальше встаем и идем в ванную комнату, хотя не хотим и, как кажется, даже не можем, но идем! Супер! Великолепно! Теперь мы чистим зубы, готовим себе завтрак, собираемся на работу.

Подвиг! Воистину подвиг! И получается-то ведь как! Загляденье! Что ж, надо как-то добраться до работы, а это вам не фунт изюму – общественный транспорт, жара или холод, пеший марш-бросок. Молодцы! Со всем управляемся, все можем! А на работе, как мы на работе-то хорошо сидим, стоим, ходим, бумажки с места на место перекладываем! Это ведь надо еще уметь, это ведь надо еще умудриться! Очень хорошо! У нас все очень хорошо получается! Мы молодцы!

И вот так – с раннего утра и до позднего вечера, с подъема и до отбоя – поощрения, поощрения и еще раз поощрения! То, что мы делаем, несмотря на свою депрессию, несмотря на усталость и разбитость, несмотря на недомогания и трудности, без всякого преувеличения является великим делом, даже если объективно эти дела кажутся ничего не значащими. Они, быть может, ничего не значат для здорового, для того, у кого все хорошо, а в нашем случае они многое, очень многое значат! Именно так нужно относиться и к себе, и к тому, что мы делаем, находясь под прессом депрессии и свойственной ей подавленности.

Похвалите себя, сделайте то, чего не делают для вас другие, поддержите себя добрым словом и хорошим отношением. Поймите, что вы все делаете хорошо. Да, можно, наверное, было бы и горы сворачивать, и реки вспять воротить, но в нашем с вами случае и самое маленькое дело, и самое незначительное свершение – это большая победа, победа над депрессией, победа над самым заклятым нашим врагом! И это, право, стоит того, чтобы быть оцененным по самому высшему стандарту.

Нам следует научиться себя подкреплять, впрочем, мы и умеем это делать, но только не используем свои возможности. Самоподкрепление – это естественная вещь, когда вы, по сути, оцениваете свои поступки по достоинству. Обычно мы ждем, что кто-то нам скажет, какие мы молодцы, а нужно сделать это самостоятельно. В конечном счете только мы с вами знаем, чего нам стоило совершить такое «простое действие». А мы совершили, смогли, преодолели себя, и у нас очень недурно получилось! Так почему же не сказать себе: «Молодец! Ты очень хорошо все делаешь! У тебя все получается! Ты глыба, матерый человечище!»? Да, себе нужно это говорить и не раз в год, по большой удаче, а регулярно, ведь жизнь-то у нас не моментами происходит, а постоянно!

Когда же вы начнете сами себя подкреплять, когда вы перестанете ждать, что это сделает кто-то другой, ваше настроение обязательно улучшится, не может не улучшиться. Вы улыбнетесь, вы почувствуете себе хорошо, и тогда сразу появится кто-то, кто скажет, что мы сегодня замечательно выглядим, сразу появится кто-то, кого порадует наша работа, кто-то, кто захочет с нами поговорить, предложить какую-то помощь, какое-то сотрудничество, совместное мероприятие. И глядь, мы уже снова в стае, снова интересны, снова нужны, снова любимы!

Что ж, это, наверное, самое простое и, может быть, самое важное правило, самое сильное средство в борьбе с депрессией. Умение создавать положительные подкрепления, самоподкрепления – это то, чему мы все в обязательном порядке должны научиться, поскольку лучшей профилактики депрессии и представить себе невозможно, а других средств борьбы с депрессией и желать нельзя!

Многие люди подобны колбасам: чем их начинят, то и носят в себе.

Человеческие существа, почти уникальные в своей способности учиться на чужом опыте, также замечательны своим очевидным нежеланием делать это.

В борьбе между собой и миром оставайтесь на стороне мира.

Оглядываясь на пережитое, я вспоминаю рассказ об одном старике, который на смертном ложе поведал, что его жизнь была полна неприятностей, большинство из которых так и не случились.

11 способов манипуляции людьми и как не стать её жертвой. Часть2

Позитивное подкрепление

ПОЗИТИВНОЕ ПОДКРЕПЛЕНИЕ — ЭТО ПРИЯТНЫЕ ДЛЯ ЧЕЛОВЕКА ПОСЛЕДСТВИЯ его действий: похвала, награда или вознаграждение, которые побуждают человека к выполнению этих действий в будущем.

Как-то группа гарвардских студентов провела любопытный эксперимент. На одной из лекций ребята договорились, что когда преподаватель будет перемещаться в одну сторону зала — все будут улыбаться, а когда в противоположную — хмуриться. Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться в какой части аудитории лектор провёл большую часть занятия. Этот эксперимент закрепился в истории под названием «эксперимент Верпланка» и стал подтверждением того, что положительный фидбэк оказывает на человека воспитательный эффект.

По мнению американского психолога Скиннера, похвала воспитывает человека эффективнее, чем наказание, которое, скорее, вредит личности. Фрейд подтверждает теорию коллеги и в описании принципа удовольствия подчёркивает, что стремление человека получать положительные эмоции толкает его на выполнение действий, которые подкрепляют их и таким образом ассоциируются с удовольствием. Следовательно, отсутствие цепочки «действие — удовольствие» лишает человека мотивации и желания что-либо делать.

Мотивация страхом

САМАЯ МОЩНАЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ ЭМОЦИЯ — ЭТО СТРАХ. Следовательно, чтобы заставить человека что-то сделать, нужно его напугать. На этом принципе построен рекламный бизнес. Интересно, сколько тонн средства для удаления накипи было продано после созерцания кладбища стиральных машин в небезызвестной рекламе? Теми же методами пользуются страховые компании. Пока клиента не напугаешь, он и не застрахуется. А сделать это проще всего, если показать ему статистику, сколько квартир ограбили, сколько сожгли, сколько автомобилей угнали. Ведь если существует возможность оградить себя от потери плюс избавиться от ненужного стресса, зачем отказываться от помощи?

С другой стороны, можно напугать, к примеру, своего сотрудника так, что это доведёт его до увольнения. Потому мудрые руководители используют силу страха с умом. Как правило, они давят на страх потери: «Мы рассматриваем вашу кандидатуру на повышение, но пока, к сожалению, вы не выполняете план…». Если обрисовать человеку возможные потери, он примет предложенные ему директивы. Согласно одному из исследований, люди соглашаются с чем-либо в два раза чаще именно перед угрозой потери.

Метод айкидо

Особенность боевого искусства айкидо состоит в том, чтобы использовать силу противника против него самого. Адаптированный под коммуникационную среду, этот метод используется в напряжённых переговорах или конфликтных ситуациях и подразумевает возвращение оппоненту его же агрессии с целью получения от собеседника желаемого.

Закон Ньютона гласит: сила действия равна силе противодействия. Следовательно, чем грубее человек отвечает оппоненту, чем яростнее защищает свою позицию, тем больше ответной агрессии получает в свой адрес. Главный принцип айкидо — побеждать уступая. Чтобы склонить человека к своей точке зрения, в первую очередь нужно с ним согласиться, причём «отзеркалив» его манеру разговаривать и держать себя. А потом спокойным тоном предложить собственный вариант развития событий. Таким образом, человек сохраняет свои силы, не раздражает оппонента и в конечном счёте побеждает.

Немного утрированный пример может выглядеть так: «Ты дурак. Ты всё делаешь неправильно. — Да, я всё делаю неправильно, потому что я дурак. Давайте вместе попробуем найти выход из сложившейся ситуации. ».

Принцип вертикали

Все известные мировые диктаторы убеждали своих оппонентов ещё до того, как начинали говорить. Они знали, как расположить своё тело в пространстве таким образом, чтобы в глазах собеседника выглядеть «живым аргументом».

Во-первых, они всегда находились вертикально на уровень выше тех, с кем разговаривали. Этому есть психологическое объяснение. Дело в том, что подсознание изначально воспринимает тех, кто выше, как авторитетов. Наши родители всегда были выше нас. А ведь именно они являлись нашими авторитетами на протяжении многих лет. Это объясняет, почему многие руководители размещают кресла и столы в кабинетах так, чтобы смотреть на своих подчинённых сверху вниз.

Также для нашего подсознания человек, который занимает много места, кажется более убедительным и правым. Размашистые жесты, раскинутые «Т-образно» руки на спинке стула или активное передвижение по залу во время презентации — всё это помогает объять максимальное количество пространства и вырасти в глазах смотрящего.

Встроенные речевые команды

Встроенные речевые команды помогают инициатору коммуникации создать у адресата определённое настроение, вызвать нужную эмоцию и, соответственно, направить его мысли в заданном направлении. Встроенный месседж — это фрагмент фразы, который выделяется жестикуляцией либо интонацией. При этом воздействие происходит на подсознание человека, который может и не обратить внимания на саму фразу.

Внедряя в свою речь позитивно окрашенную лексику (слова типа «приятно», «хорошо», «счастье», «успех», «доверие» и т. д.), мы заставляем собеседника почувствовать себя более счастливым и успешным. При этом не важно, о чём идёт речь и в каком контексте эти слова употребляются, главное — выделить их интонацией или жестом.

Спираль молчания

В теории массовой коммуникации существует такое понятие, как спираль молчания. Предложенная немецким политологом Элизабет Ноэль-Нойман, эта концепция сводится к тому, что люди могут разделять определённую точку зрения, но боятся в этом признаться, поскольку думают, что находятся в меньшинстве. Спираль молчания основана на страхе социальной изоляции и начинает работать в тот момент, когда кто-либо уверенно высказывает свою точку зрения на социально значимую тему. Несогласные с услышанным предпочитают хранить молчание и не высказываться, ведь убеждены, что находятся в меньшинстве и боятся изоляции.

Существует закономерность, что состоявшиеся зрелые личности не поддаются страху социальной изоляции и способны высказывать своё мнение без оглядки на общественное. Именно эти люди двигают прогресс и стимулируют глобальные изменения. Вторая же половина человечества является гарантом прочности и стабильности в обществе.

Как защититься от социальной манипуляции?

Психолог, автор тренинговых программ, консультант

ВЛИЯНИЕ НА ПОДСОЗНАНИЕ — ДАЛЕКО НЕ ТАКАЯ ПРОСТАЯ ШТУКА. Не стоит воспринимать его как некритичную «мусорку»: что «закинул», то и «упало». Подсознание всегда в первую очередь на нашей стороне и стремится отвергать враждебную нам или не соответствующую нашим целям информацию. Поэтому «невыгодные» для «хозяина» внушения отторгаются очень быстро. Чтобы обойти этот защитный механизм, манипуляторы почти всегда используют метод давления «на скорость» — принять решение нужно прямо сейчас, времени на раздумья нет! Если вы сталкиваетесь с подобным, ни в коем случае не принимайте никаких решений, берите тайм-аут.

Ещё один популярный способ манипуляции — «ложная альтернатива». Вам предлагают быстро выбрать один из вариантов, при этом ни один из них не в ваших интересах. Например: «Вам как удобнее оплатить наш чудо-продукт — сразу полную сумму или в рассрочку?». Вариант «Вообще никак, я не хочу ваш продукт покупать» — не рассматривается. Поэтому советую включать «сигнал тревоги» каждый раз, когда слышите подобное «или-или».

Читать еще:  Виды груминга собак

Важно понимать, что барьер критичности и самозащиты может уменьшаться в следующих ситуациях:

ФИЗИЧЕСКИЙ ДИСКОМФОРТ: переутомление, голод, жажда, духота,

жара/холод и т. д.;

СОСТОЯНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ: оправданное или искусственно нагнетаемое («Бежим скорее, а то всё вкусное съедят, и нам не останется!»);

ПЕРЕГРУЗКА ОРГАНОВ ВОСПРИЯТИЯ (например, громкая музыка, сильный запах, теснота и т. д.)

Самый яркий пример для всех ситуаций сразу — распродажа в крупном магазине. Духота, толчея, спешка в сочетании с громкой музыкой и шумом толпы — идеальные условия для необдуманных трат.

Соответственно, выводы напрашиваются сами собой: чем здоровее и сбалансированнее наш образ жизни, тем сложнее нас использовать с нехорошими целями.

Лучший способ самозащиты от манипуляций — осознанность по отношению к самому себе и в общении с другими. Её можно развить, периодически задавая себе вопросы:

ЧТО Я ЧУВСТВУЮ ПРЯМО СЕЙЧАС? Каковы мои физические ощущения, эмоции, желания?

ЗАЧЕМ Я ПРИНИМАЮ ТО ИЛИ ИНОЕ РЕШЕНИЕ (пойти, купить, помочь)? Что я хочу получить в результате и чего ожидаю, реальны ли эти ожидания? Что мною движет сейчас?

ЧЕГО Я ВООБЩЕ ХОЧУ ОТ ЖИЗНИ? Что для меня важно? Те решения, которые я принимаю, — ведут меня к целям или уводят от них? И, кстати, это точно мои цели или тоже навязанные кем-то?

Привычка задавать себе подобные вопросы, самостоятельно или в компании психолога или коуча, — это своего рода «техосмотр» для психики и хорошая гарантия того, что вы не станете жертвой манипуляций.

Позитивное подкрепление

Один из самых значимых вопросов для человека — как возникает ощущение полноты жизни?

Как рассмотрено в статье Совершенствование функционального состояния, наши разные состояния обеспечиваются разными «подсистемами активации мозга», которые могут включаться в разных комбинациях.

Наиболее субъективно приятные, и при этом, обеспечивающие объективно более эффективное функционирование психики – это состояния интереса и безмятежности. В этих случаях личность «открыта», и не имеет «подчиненной зависимости» от конкретного образа (идеи, процесса и т.п.).

В отличие от интереса, при механизме желания мы ставим себя в зависимость от реализации чего-то, и не можем отвязаться от этого просто так. Заметим, что желание может быть направлено как на достижение чего-либо, так и на избегание.

Зависимость желания может закрепляться врожденно (еда, инстинкт выживания и т.д.), а может приобретаться.

Постановка под контроль врожденных желаний – задача не простая, и может нарушить психический и психофизиологический баланс. Рассмотрим механизм приобретенных желаний.

Разберем разные варианты работы сознания в «режиме» желания:

  1. Желание удовлетворяется без принуждения

Процессы в сознании меняются по следующей цепочке:

  • Формирование образа желаемого —
  • достижение желаемого легко, либо полное согласие с дополнительными усилиями, необходимыми для достижения переживание удовлетворения —
  • память об удовлетворении —
  • желание повторить в будущем.

Самый здоровый вариант. Нормальная психика не может удовлетвориться одними желаниями и имеет достаточно выраженный интерес (открытость новому, без формирования зависимости).

Проблема в том, что это вариант – далеко не единственный, в режиме которого функционирует наше сознание.

  1. Желание удовлетворяется с принуждением

Процессы в сознании меняются по следующей цепочке:

  • Формирование образа желаемого —
  • понимание необходимости совершить вынужденное действие для достижения желаемого —
  • не желание это делать —
  • осуществление необходимых действий на фоне явного или скрытого нежелания —
  • достижение желаемого —
  • переживание удовлетворения МЕНЬШЕ, чем в варианте 1 —
  • память об удовлетворении желания и о принуждении —
  • желание повторить всю цепочку в будущем слабее, чем в первом случае, т.е. «первичные» («естественные») желания человека становятся слабее —
  • накопление от многих таких цепочек состояния вынужденности —
  • приучение себя к состоянию вынужденности, наличию мотивационных конфликтов и волевому контролю – такое состояние становиться постоянным —
  • периодические попытки «пробиться» через заслоны вынужденности — плохо контролируемые желания, нелогичные поступки, попытки ухода в «нетрадицонное» описание мира, в котором человек якобы будет более свободен и т.д. —
  • Часто это завершается устойчивым формированием неадекватной оценки своих возможностей, своего места в мире и т.п.
  1. Принуждение есть, но желание не удовлетворяется

Сплошь и рядом человек вкладывается в вынужденные действия, но не получает желаемого. Или получает не в полной мере, или не совсем то и т.п.

Сочетание постановки себя в зависимость от достижения желаемого и частый крах ожиданий вырабатывают у человека РАВНОДУШИЕ. Он все меньше чего-то хочет в принципе, или ограждает себя от определенных сфер жизни.

  1. Самоограничение желания

На одном уровне психики человек чего-то хочет, на другом не позволяет себе этого. Но оно никуда не исчезает, хотя может и становиться незаметным для осознания на какое-то время.

Личность человека накапливает внутренние противоречия и «скрытые» мотивационные вектора, человек становится все менее способным собрать себя для движения в каком-либо направлении ради себя. А вот движение «потому что надо» может оставаться (см. вариант 2).

Так вот, состояние равнодушия и состояние постоянного избыточного мотивационного контроля на фоне вынужденности – это определенные РЕЖИМЫ работы сознания.

И их трудно трансформировать исключительно за счет чисто психологических техник, самоанализа и т.п.

Очень значительный эффект могут оказать околомедитативные занятия, направленные на возвращение в «позитивные» режимы.

Варианты «позитивных» режимов желания / интереса

  1. Интерес к простым впечатлениям

Режим, который был выражен у нас в раннем детстве, и «включается» периодически. Восприятие практически любого наблюдаемого объекта, телесного ощущения и т.п. вызывает интерес и удовлетворение ОДНОВРЕМЕННО, без необходимости ставить «отдаленные» цели. При этом значительно повышается переживание «полноты жизни».

В этом режиме происходит естественное позитивное «подкрепление» высшей психической активности подкорковыми структурами. Резко снижаются затраты ресурсов на высший контроль, преодолевается фильтр равнодушия. Точнее, этот режим и становиться возможным при преодолении фильтра равнодушия.

  1. Ощущение действий

Человек учится «присоединять» всю свою деятельность к механизмам подкрепления. Не оценку, а ОЩУЩЕНИЕ от деятельности. Грубо говоря – почистил картошку – получил «приход».

  1. Сознательное подкрепление реализации желаний и целей

Человек учится четко осознавать:

  • Возникновение желаний и целей,
  • их скрытое наличие и занимаемое ими «место» в мотивационной сфере.
  • момент реализации желания или целей, возникшее позитивное подкрепление, закрепление этого в памяти.

Это приучает сознание больше усиливать позитивное подкрепление.

При этом происходит также осознание сопутствующей необходимости, требуемой для реализации желания, и трансформация ее в личностный смысл.

Результаты

За относительно небольшой срок соответствующей эффективной практики происходит привыкание к «правильным режимам». Это говорит о перестройке связей между высшей корой, разными подкорковыми ядрами и пр. Жизнеощущение человека становится совсем другим.

В первую очередь повышается «приход» от позитивного подкрепления при простом восприятии жизненных впечатлений. Это довольно сильное ощущение, часто эзотерически описываемое.

Также человек начинает также лучше замечать (на уровне прямого переживания) механизмы формирования, как позитивного подкрепления, так и равнодушия, вынужденности и т.п.

Как следствие, человек начинает естественным образом стремиться к повышению интенсивности жизненных впечатлений, и уменьшению жизни в состоянии вынужденности и равнодушия.

Предлагаемые режимы позитивного подкрепления не противоречат критическому оценочному мышлению. И даже наоборот – позволяют иметь очень критичное мышление без упадка механизмов подкрепления.

Тогда как часто люди с адекватным видением жизни имеют пониженное позитивное подкрепление, и наоборот, позитивно смотрящие на жизнь люди часто не достаточно критичны.

Поэтому параллельно с медитативными практиками по «некритичному состоянию» рекомендуется развивать разумное понимание чего-либо. На одном позитиве, без развитого разума человек не добьется предельного развития своих способностей, не сможет обеспечить себе больше жизненных возможностей и т.п.

Поэтому и с позиции хорошего позитивного подкрепления, и с позиции открытости системы, и с позиции стремления к знаниям лучшим режимом работы сознания будет интерес.

10 фактов о нас с вами, в которые так сразу и не поверишь

Фактрум публикует для вас подборку удивительных фактов о том, как работает мозг.

1. Бесконечно гуглить нас заставляет дофамин

Скажите честно: вы можете просто взять и проигнорировать письмо? А бывало, что вы загуглили ответ на вопрос и 30 минут спустя поняли, что читаете уже совсем о другом? Это все дофамин.

Дофамин не только отвечает за наслаждение от еды и секса. Он пробуждает в нас желание искать решение, увеличивает возбуждение от самого процесса поиска. С точки зрения эволюции это очень важно — так дофамин заставляет нас изучать мир и выживать в нем. Еще он отвечает за «чувство награды» — мы гордимся собой, когда все сделали.

Интернет дал нам возможность находить решение почти мгновенно. Хотите знать, как там ваши друзья, — один клик, и вы уже в фейсбуке. За один клик уровень дофамина возрастает; нам приятно кликать, и ничего с этим поделать мы не можем.

Твиттер еще приятнее благодаря своим 140 символам: чем меньше поступает информации за раз, тем больше возрастает уровень дофамина.

Еще дофаминовую систему стимулирует непредсказуемость: мы знаем, что получим письмо, но не знаем когда. Тот же случай — предвкушение похвалы за работу или ожидание результата на игровом автомате.

Правда, от переизбытка информации мы устаем. Так что в бесконечный дофаминовый цикл вряд ли попадем.

2. Мы можем держать в уме 3–4 вещи за раз

За раз (примерно секунд на 20) можно удержать в уме только 3–4 вещи. Затем они исчезнут из памяти, если не повторять их снова и снова.

Представьте: вы помешиваете что-то в кастрюле и в то же время разговариваете по телефону. Вам диктуют номер, по которому надо срочно перезвонить, но записать негде — телефон старый, а ручка в другой комнате. Надо запомнить.

Номер разбит на 4 части: 712-569-45-32.В таком виде вы и повторяете его про себя: заново кладете в память 4 единицы на новые 20 секунд. Если вам продиктовали его как 7-1-2-5-6-9-4-5-3-2, каждую цифру по отдельности, запомнить последовательность было бы сложнее. Ее даже читать тяжелее.

Нам удобнее работать с 3–4 закладками в браузере, с 3–4 меню на сайте. Если нужно работать с большим количеством информации, то ее лучше объединить в 3–4 группы. Тогда легче удержать внимание.

3. Мы хотим иметь выбор, но цепенеем, когда выбор слишком большой

В любом супермаркете так много товара, потому что людям нужен огромный выбор. По крайней мере, так мы сами о себе думаем. На деле же мы застываем в нерешительности, если выбор слишком большой.

В магазине устроили дегустацию: поставили на стол 6 баночек с вареньем и предложили всем попробовать. А позже поставили на стол 24 баночки.

Когда было 6 баночек, 60 человек из 100 (понятно, что их было больше, но число 100 нагляднее) остановились и попробовали, 18 человек решили варенье купить. Когда баночек стало вчетверо больше, остановились только 40 человек из 100, и только двое сделали покупку.

Но почему тогда мы требуем огромный выбор? Это опять дофамин — поиск информации вызывает привыкание. Мы перестаем искать, только если полностью уверены в ответе. Меньше банок — меньше область поиска — легче принять решение и купить.

Кстати, в обоих случаях люди пробовали всего 3–4 сорта.

4. Мы не можем игнорировать еду, секс или опасность. Никак

Возможно, вы замечали, что мимо аварии люди всегда едут медленнее, даже если дорога свободна, препятствий нет. Что такого интересного в чужом несчастье? Мы даже рискуем увидеть нечто ужасное, из-за чего потом спать не сможем.

Читать еще:  Аратинга Финша

Во всем виноват «рептильный мозг».

У нас три вида мозга:

  • «Человеческий мозг» — отвечает за осознанность, логику и рассуждения. Мы думаем, что нами руководит именно он.
  • «Мозг млекопитающего» — обрабатывает эмоции.
  • «Рептильный мозг» — заботится о выживании.

Часть нашего мозга и правда напоминает мозг рептилии. Она появилась первой. Ее работа — сканировать окружение и отвечать на вопросы: «Я могу это съесть? Заняться с этим человеком сексом? Оно может меня убить?».

Еда, секс и опасность связаны с выживанием. Миллионы лет назад мозг только об этом и заботился. Мы это унаследовали.

Не важно, как сильно мы сознательно стараемся не замечать еду, секс и опасность. Мы не обязательно съедим шоколадный торт, не обязательно начнем заигрывать с красивой девушкой и не обязательно попытаемся сбежать от ее здоровенного ухажера, — но мы точно все это заметим.

5. Бренды обращаются к нашему рептильному мозгу

Вы планируете купить новый телевизор. Что выберете: знакомый бренд подороже или непонятный «no name» гораздо дешевле?

Мы уже знаем про рептильный мозг. Он за безопасность — ему страшно потерять потенциальную выгоду.

Бренд означает безопасность. Если по каким-то причинам бренд нам нравится, то рептильный мозг сигнализирует: хорошая вещь, ты же знаешь! Но если 15 лет назад у нас сломался Panasonic, мы еще не скоро купим вещь этого бренда, хотя даже не помним толком, что нас так расстроило. Рептильный мозг прочно усвоил, что бренд ненадежный.

Если мы выбираем вещь в интернете, то бренд становится решающим фактором. Мы не можем потрогать ее, и ориентироваться остается только по бренду. И еще по отзывам.

6. В непонятной ситуации мы всегда смотрим на других людей

Вы ищете на сайте сапоги. Одна пара на фото вам понравилась, надо почитать отзывы. Большинство отзывов положительные, но есть несколько негативных. Покупать или нет?

Мы склонны смотреть на других людей, если не знаем, как поступить. Это называется эффектом повального увлечения.

Психологи провели эксперимент с дымом. Человека просили заполнить анкету и оставляли в комнате с другими людьми. Он один искренне считал, что просто заполняет тут анкету, остальные были подставными лицами.

Потом в комнату пускали дым — появлялась потенциальная опасность. Испытуемый не знал, что делать, и смотрел на других людей в комнате. Если те игнорировали дым, он успокаивался и продолжал заниматься своим делом. Если же он был один, то обычно выходил из комнаты, чтобы предупредить других о задымлении.

Так что скорее всего сапоги мы купим, особенно если видим эмоциональные комментарии или целые истории об этих сапогах. Истории говорят с нашим «мозгом млекопитающего», вызывают эмоции, а мы это очень любим.

Мы хотим думать, что независимы от чужого мнения, но, к сожалению, очень легко попадаем под чужое влияние. Нас нужно просто правильно подтолкнуть.

7. Сильнее всего наше внимание привлекают фотографии людей

Анимация не в счет. Из неподвижных объектов фотографии людей притягивают наше внимание в первую очередь. Даже когда фото исчезает (например, мы пролистываем вниз страницу сайта), мы автоматически смотрим в ту же точку еще несколько секунд.

Сильнее всего на лице притягивают глаза. Хотите захватить внимание посетителя — поместите на страницу крупным планом лицо, которое смотрит прямо в камеру.

Часть нашего мозга отвечает за узнавание человеческих лиц, а также за распознавание эмоций. Так что мы сразу засмотримся на злое и страшное лицо: мозг отреагирует на потенциальную опасность.

8. Интуиция или логика? Зависит от настроения

Человек принимает решение на основании логики или интуиции? А как эффективнее?

Исследования показывают, что если надо принять простое решение, эффективнее использовать логический подход. Если сложное — довериться интуиции. При сложном решении нам трудно сознательно учесть все факты, так что логичнее позволить подсознанию справиться с этим за нас.

На принятие решения также влияет настроение. Если настроение хорошее, лучше довериться интуиции. Если плохое — логике. В плохом настроении нам все кажется хуже, чем на самом деле, так что мы подсознательно будем беречься и учтем негативные факторы.

9. Наш ум блуждает 30% времени

Вы читаете отчет по работе и вдруг понимаете, что перечитываете одно предложение уже в третий раз. Вместо того, чтобы думать о содержании текста, ваш ум блуждал.

Блуждающий ум и мечты — не одно и то же. Когда вы мечтаете, то представляете что-то конкретное: как поедете в Доминикану или станете знаменитым. А блуждающий ум — это когда вы думали об отчете, а затем мысли вдруг сами собой ушли в сторону, и вот вы уже думаете о другом, причем даже не знаете, о чем именно.

Это нормально. Наш ум блуждает 30% времени. Больше того, это хорошо: так мозг может частично сосредоточиться на одной, не слишком сложной задаче, и частично обрабатывать другую задачу. Например, вы читаете отчет коллеги и одновременно прикидываете, что подарить тете на юбилей.

Хуже, что большую часть времени мы даже не осознаем, что ум блуждает. Значит, можем пропустить важную информацию, и тетя так и останется без подарка, а автор отчета — без премии.

10. Даже иллюзия прогресса — уже сильная мотивация

В местном кафе вам подарили карту постоянного покупателя. Каждый раз, когда вы покупаете кофе, на карту ставят штамп. Набирается нужное число штампов — получаете чашечку бесплатно.

  1. На бесплатную чашку нужно собрать 10 штампов. Когда вы получили карту, на ней нет ни одного.
  2. На бесплатную чашку нужно 12 штампов. На карте проставлено 2.

Вопрос: по какой карте вы быстрее накопите на бесплатную чашку?

Вроде бы разницы нет: и там, и там осталось накопить 10 штампов. Но большинство из нас начнет заполнять карту Б. Причина такого поведения — эффект приближения к цели.

В 1934 году Кларк Халл поставил эксперимент на крысах. Он помещал крыс в знакомый им лабиринт в произвольном месте. Крысы, которые оказывались ближе к концу лабиринта и, соответственно, к еде, бежали к ней намного быстрее.

Чем ближе мы к цели, тем быстрее мы действуем. Чем ближе цель, тем сильнее у нас мотивация.

Даже иллюзия прогресса увеличивает мотивацию, как на примере с картами: с картой, А еще столько сделать надо, а на карте Б уже кто-то постарался за нас, есть прогресс.

Вот и думай после этого, как далеко мы ушли от животных.

Всё просто замечательно: шесть главных опасностей позитивного мышления

Решили закончить полосу неудач и планируете нырнуть с головой в позитивное мышление, как нам советуют всевозможные гуру и тренеры по личностному росту? Не спешите — почитайте лучше сперва о подводных камнях подобного взгляда на жизнь.

О позитивном мышлении

Представление о силе позитивного мышления имеет отчасти религиозные корни, а формировалось оно в XIX веке в Америке как реакция на суровые правила протестантизма, его ориентацию на успех в жизни. Тогда в США в различных околорелигиозных организациях и появилось учение, говорящее о «силе мысли», — человеку нужно было лишь научиться использовать в своих целях «божественную энергию», постоянно присутствующую в мире. Уже в XX веке религиозность из подобных учений ушла, а вот идея о «правильных» мыслях осталась. На вооружение ее взяли в том числе различные коучи, гуру и мастера по личностному росту.

Сторонниками подобного направления выступают и многие известные люди — например, та же Опра Уинфри, которая в своем шоу и со страниц собственного журнала O, The Oprah Magazine нередко говорила, что стоит начать мыслить позитивно и верить в себя, как все проблемы тут же уйдут. Неудивительно, что сторонники этой теории также выпустили множество различных книг для подкрепления своего учения. В России одними из самых популярных таких изданий считаются сочинения Вадима Зеланда, например «Трансерфинг реальности».

Опасности позитивного мышления

Самобичевание. Одно из важных правил позитивного мышления — убежденность в том, что в жизни по большому счету нет плохих событий, ведь важно только ваше отношение к фактам. А оно должно быть позитивным, что бы ни случилось. Получается, если раз за разом с вами происходят какие-то неприятности, то и проблема лишь в том, что вы недостаточно позитивно мыслили, чтобы «притянуть» к себе положительные события. Эта логическая цепочка легко может привести человека к самобичеванию и злости на себя — разбираться с такими последствиями придется долго, и не в одиночестве, а с грамотным психологом.

Проблемы с выражением собственных эмоций и раздражительность. Человек по своей природе не может самостоятельно решать, какие эмоции ему сейчас испытывать, а какие нет. Даже если вы не ощущаете гнева или злости, это не значит, что их нет. Просто они подавляются вами и автоматически отправляются в «мысленный багажник». Там все эти нерадостные эмоции будут накапливаться, а потом вырываться в мир вопреки вашей воле — в виде раздражительности, «взрывной» агрессии, панических атак и других неконтролируемых и малоприятных проявлений.

Сокращение жизни. Любопытные данные получили исследователи из Университета Эрлангена — Нюрнберга. В ходе одного из экспериментов они выяснили, что среди людей, доживших до преклонного возраста (в данном случае речь шла о людях 65+), дольше жили те, кто видел реальность в мрачных, а не в светлых и радостных тонах. Эти исследования подтверждает и Барбара Эренрайх, автор книги Smile or Die: How Positive Thinking Fooled America and the World: «Настроить себя на позитивный лад означает отказаться от тысяч лет развития, ведь в процессе эволюции более приспособленными оказывались те особи, которые внимательно относились к тревожным сигналам среды», — пишет она.

Ослабление критического мышления. Позитивное мышление, возведенное в абсолют, похоже на таблетку, разрушающую ваш собственный иммунитет, то есть критическое мышление. Ведь незачем думать о возможных негативных последствиях того или иного поступка, когда всё и так будет хорошо. Подобные логические ошибки подрывают критическое мышление, а значит, становятся препятствием на пути к достижению собственных целей.

Неготовность к трудным жизненным ситуациям. Оптимизм и вера в позитивное мышление не безграничны. К несчастью, жизнь зачастую разрушает убеждения людей, не считаясь с их психологическим состоянием — и гораздо тяжелее в такой ситуации приходится тем, кто этого никак не ожидал. Для них трагическое происшествие становится неизлечимой травмой, оно разрушает систему их взглядов, шокирует и морально уничтожает. В подобной ситуации бороться с невзгодами практически невозможно — жизнь ломает человека.

Проблемы с мотивацией. Еще одна любопытная деталь. Как показывают различные исследования мозга, наш разум далеко не всегда хорошо отличает вымысел от реальности. То есть, когда человек с позитивным мышлением начинает представлять условную «красивую жизнь», наступившую после достижения всех намеченных целей, мозгу этого уже достаточно — ему кажется, что желаемое вы уже получили. А раз так, тогда зачем совершать хоть какие-то реальные усилия для движения вперед? Парадоксально, но факт: позитивное мышление во многом демотивирует человека в достижении целей.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector